Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Красавицы Серебряного века... Юрий Анненков Картинки с выставки. Часть 2

Значительное и по праву достойное место на выставке Юрия Павловича Анненкова занимает портретная галерея – одно из лучших творений художника, в которой запечатлены образы его современников – литераторов, актёров, театральных и прочих деятелей культуры и искусства начала XX века, а также представителей политической элиты.

Но прежде поговорим о женщинах, глядящих на нас с портретов Юрия Анненкова...                                   

433
Женских портретов на выставке немного, потому будет больше слов, чем картинок..

Одним из самых популярных образов поэтессы Анны Ахматовой является портрет, выполненный Юрием Анненковым в 1921 году по заказу издательства Петрополис. Художник написал его за один сеанс, точнее всего за три часа. Спустя много лет Ахматова вспоминала: В июле 1921 я позировала Юрию Павловичу Анненкову у него на Кирочной. Он сделал рисунок в один сеанс. Яркий жаркий день. Я была в синем шелковом платье и белых высоких башмаках. Причесана точь-[в]-точь, как на портрете

Всякий раз, когда я видел ее, слушал ее чтение или разговаривал с нею, я не мог оторваться от ее лица: глаза, губы, вся ее стройность были тоже символом поэзии... Анненков глубоко восхищался Анной Ахматовой. Они познакомились в 1913 году в театре кабаре Бродчая собака, где она была завсегдатаем. Они были молоды, обоим по двадцать четыре, но у Ахматовой уже вышел сборник стихов, она становится знаменитой, её знают в столице, а Юрий Анненков ещё только-только вернувшийся из Парижа и окунувшийся в бурную культурную жизнь Петербурга, начинает свою карьеру профессионального художника.

pa
Портрет А.А. Ахматовой, 1921 год. Бумага, печать. Государственный музей истории российской литературы имени В.И. Даля

В этом портрете, написанном пером и тушью, особенно ярко проявилось мастерство Анненкова-рисовальщика. В нём нет ни одной лишней детали. Всего несколькими линиями, точными и чёткими, при минимальном использовании выразительных средств он создал глубокий и выразительный образ печальной красавицы, казавшейся скромной отшельницей, наряженной в модное платье светской прелестницы... Как некогда Амадео Модильяни несколькими штрихами в Париже увековечил фигуру Анны Андреевны, так Юрий Анненков обессмертил в своём портрете её знаменитую чёлку... Именно этому портрету суждено было стать портретом-мифом, портретом-легендой, портретом-эталоном, который воспроизводился бесчисленное количество раз и воспроизводится и поныне.

27

Я сделал с Ахматовой в 1921-м году два портретных наброска: один – пером, другой – в красках, гуашью. Ахматова позировала мне с примерной терпеливостью, положив левую руку на грудь. Во время сеанса мы говорили, вероятнее всего, о чем-нибудь весьма невинном, обывательском, о каком-нибудь ни-о-чем..., – поделился своими впечатлениями Анненков почти полвека спустя в Дневнике моих встреч. Этого портрета нет на выставке, но я сочла нужным вам его показать.

Благоговейное восторженное отношение к Анне Ахматовов Юрий Павлович сохранил на всю жизнь. Они встретились лишь дважды через много лет, в 1965 году. Сначала в Оксфорде, куда Анна Андреевна приехала на церемонию вручения диплома почётного доктора Оксфордского университета. А затем она съездила в Париж и в субботу 19 июня побывала в парижской квартире Юрия Анненкова. Стены его рабочего кабинета и библиотеки были увешаны портретами их общих знакомых: Пильняка, Бабеля, Эйзенштейна, Пудовкина, Малевича, Алексея Толстого, Балиева, Андреева. Был там также этот гуашный портрет Ахматовой, знакомый ей лишь по фотографиям, так как он был закончен уже в Париже.
– Мне кажется, что я вернулась в мою молодость, – прошептала Ахматова, оглядываясь на эти рисунки.
– Мне тоже, потому что вы здесь, – ответил художник...



Портрет Айседоры Дункан, 1921 год. Картон, тушь. Государственный литературный музей имени В.И. Даля

В 1921 году Юрий Анненков написал и портрет великой танцовщицы с непростой судьбой Айседоры Дункан. Такие разные, но обладающие одной похожей чертой – Анна и Айседора – сумели зацепить художника, увлечь его, влюбить в себя. Пусть только на то время, пока писался портрет. Дункан создала собственный стиль революционного пластического танца, стиля модерн, ставшего предтечей современных танцев, и готова была нести его дальше: Танцовщица будет принадлежать не одной нации, а всему человечеству. Она не будет стремиться изображать русалок, фей и кокетливых женщин, но будет танцевать женщину в ее высших и чистейших проявлениях (из лекции Дункан Танец будущего) Она надеялась, что появится новый человек, который через танец с его свободными движениями сможет выражать себя. И она готова была работать ради этого будущего, готовить таких танцовщиков и учить детей. Для этого она в 1921 году приехала в Москву и открыла свою школу.

205

Малиноволосая, беспутная и печальная, чистая в мыслях, великодушная сердцем, осмеянная и загрязненная кутилами всех частей света и прозванная Дунькой в Москве, она открыла школу пластики для пролетарских детей в отведенном ей на Пречистенке бесхозяйном особняке балерины Балашовой, покинувшей Россию. Прикрытая лёгким плащом, сверкая пунцовым лаком ногтей на ногах, Дункан раскрывает объятия навстречу своим ученицам: ребятишки в косичках и стриженные под гребенку, в драненьких платьицах, в мятых тряпочках, с веснушками на переносице, с пугливым удивлением в глазах... Анненков часто бывал в особняке Дункан. Георий Иванов ехидно писал, что от божественной босоножки ничего не осталось, мы видим женщину раздавшуюся... Да, Айседоре было 44 года, начал оплывать некогда идеальный овал лица, длинная шея выглядит богатырской, но она всё ещё была прекрасна и это уловил Юрий Павлович. Глубокие глазницы на ее лице выглядят на черные провалы, возникает ощущение пророческого портрета, в плане её трагической гибели, случившейся шесть лет спустя...


Елена Анненкова, фото 1920-х годов. РГАЛИ

В России последовательницей Айседоры Дункан была танцовщица Елена Ивановна Рабенек. Она познакомилась с танцами Дункан в начале ХХ века, училась в её сестры Элизабет в Германии, а затем в России по приглашению Константина Сергеевича Станиславского преподавала пластические движения актерам МХТ. Среди её учениц была очаровательная Леночка Гальперина. Юрий и Елена познакомились летом 1914 года, когда актёры театра приехали в Куоккалу на летние гастроли. В этом дачном посёлке, где жили многие известные люди той поры, включая Горького и Репина, у семьи Анненковых ещё с начала ХХ века был свой дом, в котором Юрий бывал достаточно часто. Для спектаклей летнего театра, где выступала труппа, художник создавал декорации, и именно здесь он увидел юную Леночку Гальперину, танцевавшую яркий негритянский танец.


Портрет Елены Анненковой, жены художника, начало 1920-х годов. Бумага, гуашь, карандаш, акварель.
ГМИИ им. А.С. Пушкина, Музей частных коллекций

Юная, ей тогда было 17 лет, очень красивая, эффектная, небездарная, не мудрено, что Анненков потерял голову. Шло лето 1914 года, началась Первая мирвая война, но казалось, они этого не заметили. Гастроли закончились, Леночка уехала к себе в Москву, началась переписка. Она вела светский образ жизни, выступала в театрах-кабаре Эрмитаж и Летучая мышь с экзотическими танцами, у неё были поклонники и даже жених. Влюблённый и ревнивый художник, не выдержав, приехал к ней, состоялось объяснение; во второй приезд он познакомился с матерью и сестрой, а в январе 1915 года они обвенчались.

191-м
Постановка Египетский танец. Ожившая фреска, режиссёр и постановщик Ю.А. Анненков.
Белый вечер, Летний театр, Куоккола, 4 июля 1915 года. Елена Анненкова на сцене. Фото 1915 года


Эскиз костюма Елены Анненковой для постановки Египетский танец. Ожившая фреска, 1915 год.
Бумага на картоне, акварель, гуашь, тушь, кисть.
Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина (далее ГЦТМ)

1915 +м
Елена Анненкова на сцене. Фото 1915 года

Переехав в Петроград, Елена танцевала в постановках, оформленных мужем в театрах Кривое зеркало, кабаре Приют комедиантов и Балаганчик. Юрий Павлович создал ей костюм для номера Египетский танец. Ожившая фреска и даже выступил хореографом, поставив номер на музыку Клода Дебюсси.


Портрет танцовщицы Е.Б. Анненковой, 1917 год. Холст, масло. ГРМ. Эта работа тоже отсутствует на выставке
В 1917 году художник создал этот портрет, который был выставлен в октябре. Пророческий портрет, предсказывающий моду ар-деко

Елена не снискала славы знаменитой или великой танцовщицы, но была первой женщиной, к которой художник отнёсся достаточно серьёзно, чтобы сделать ей предложение руки и сердца. И из всех мадам Анненкофф она была самой первой и место ей среди муз и моделей художника принадлежит по праву. Их брак продлился менее десяти лет


Портрет Елены Гальпериной, около 1920 года. Бумага на картоне, графитный карандаш. ГМИИ им. А.С. Пушкина

Но Юрий Павлович был увлекающейся натурой. В 1919 году он познакомился с актрисой Валентиной Мотылёвой Она была подругой Леночки, их роман длился несколько лет. Валентина жила в Москве и называла Анненкова мужем, а Елена в Петрограде. Художник метался между двумя городами и буквально делил себя между двумя женщинами. Леночка знала о романе, но считала главной духовную связь с мужем и поэтому не очень-то волновалась поначалу. ...всю эту ночь мы с ним составляли каталог его картин... Я плачу и он плачет... Он говорит: я тебя люблю, а та меня околдовала... Ту я ненавижу... Ты знаешь: возьми со стены ее портрет и повесь в клозете... Там ей настоящее место... И знаешь что: когда я буду приезжать в Питер, ты будешь моей любовницей... Я ни за что, ни за что... Хотя я его так люблю, так люблю... (из дневника Чуковского от 7 ноября 1923 года)

Прямо, как у Игоря Северянина:
Я не влюблен в неё нисколько,
Как, впрочем, и она в меня.
Мы лишь слегка флёртуем только
День изо дня. День изо дня...

Но продолжаться бесконечно это не могло, в конце концов Анненков заявил Леночке, что он женится на Валентине. Случилось это перед отъездом художника в эмиграцию, куда он уехал с Мотылёвой. Леночка была в великой тоске, безутешно плакала.


Портрет Валентины Мотылёвой, 1921 год. Бумага, графитный и цветной карандаши, акварель, тушь. ГЦТМ

Валентина Ивановна Мотылёва, которую называли просто Тина, тоже была из мира искусства, актриса. Театр с юности был её заветной мечтой, но начала она поздно. В 1916 году, когда ей было уже за двадцать, она пошла к Фёдору Комиссаржевскому и после экзамена была зачислена в труппу его учеников. Она играла в постановках Комиссаржевского, работала в МХТ, полулюбительских антрепризах молодежного театра, а после отъезда в Петроград с начала 20-х годов – у Сергея Радлова в Петроградском Театре народной комедии. Здесь она и познакомилась с будущим мужем Юрием Анненковым. После 1921 года Тина вернулась в Москву.

4335996_1000

Тина была хороша собой и хотя вездесущий Чуковский считал, что портрет Анненкова ей льстит, с фотографий на нас смотрит очень яркая женщина с пронзительными, огромными выпуклыми глазами и кокетливой родинкой над верхней губой. То, что вначале было лёгким романом, превратилось в особое притяжение и если о Елене отзывались как о человеке кротком, дружелюбном, то Валентина была другой. В 1922 году вышел альбом Портреты и в нём присутствовал её портрет. А когда в 1924 году Юрий Анненков получил приглашение на участие в Венецианской биеннале, рядом с ним должна была быть жена. И ею стала Тина.

Обосновавшись в Париже, Анненков начал выстраивать свою карьеру заново, а Валентина активно ему помогала и поддерживала, так как была гостеприимной хозяйкой. Анненкову нужен был широкий круг общения, Валентина принимала всех: от художников до артистов, от старых знакомых до новых. Она продолжала играть на сцене, в частности в Русском драматическом театре, где была задействована во многих спектаклях. Во время Второй мировой войны она выступала и с Русской драмой, но в то время она уже была одна. Вторую жену Анненкова поджидала судьба первой... Встретилась очередная красавица, белокурая, но очень юная Наташа Беляева, мечтавшая сниматься в кино. И Юрий Павлович снова не устоял. Оставив квартиру Валентине, он съехался Наташей, придумав ей красивый псевдоним Натали Наттье. Разница в возрасте у них была большой и Натали не собиралась быть верной подругой престарелому художнику и в 1947 году она Анненкова покинула. Но и к Валентине он не вернулся. После войны у неё начались проблемы со здоровьем, десять лет она провела в кресле-каталке в анненковской квартире, увешанной живописью из прежней жизни, оставаясь радушной хозяйкой. Развелись они в 1955 году, но до конца жизни Тина оставалась мадам Анненкофф...


Портрет М.М. Соколовской, 1921 год. Бумага, акварель, тушь, мелки. ГТГ

Одна из первых красавиц Петербурга Мария (Мэри) Соколовская, в девичестве Розеноер, дочь владельца крупной петербургской типографии М.М. Розеноера. Из двух её братьев, один, Сергей, тоже работал в типографии, но подпольной типографии РСДРП, был революционером, бывал в ссылке, сидел а Петропавловке; другой, Александр, был экономистом и собирателем редкостей и картин. Последний познакомил очаровательную сестру с её будущим мужем Александром Константиновичем Соколовским, не чуждым искусству служащим банка. Страстный библиофил, собиравший книги по истории и архитектуре Санкт-Петербурга, а впоследствии увлекшийся коллекционированием экслибрисов, описал большинство книжных знаков императорской фамилии и обладал одним из лучших собраний экслибрисов в столице. Сама Мэри азартно собирала изящно оформленные редкие издания, сборники русской и французской поэзии, европейскую классику. Она хорошо владела несколькими языками, свободно читала по-итальянски.


Изысканная красавица, стройная, темноокая, чуть отстраненная, застенчивая, немногословная, с мягким голосом, всегда безупречно одетая, Соколовская казалась воплощением самого Духа Серебряного Века. Её открытость и сердечность, тончайший вкус притягивали посетителей и гостей их дома; за Марией наперебой пытались ухаживать мужчины, дарили букеты, книги и альбомы. Среди них был и наш, особо тонкий ценитель женской красоты, художник Юрий Павлович Анненков, написавший этот прелестный акварельный портрет, с которого на нас смотрит пленительная, с огромными глазами, полными печали и тоски, как бы сошедшая со страниц книг, которые она собирала и трепетно хранила, леди. И опять ощущение, что художник заглянул в будущее, туда, в 1928 год, когда супруг Марии Михайловны работник Торгпромбанка Александр Константинович Соколовский был обвинён в использовании государственных средств не по назначению, арестован, и следы этой супружеской пары канули в Лету...


Портрет Ольги Спесивцевой, 1926 год. Бумага, карандаш. Собрание А.А. Геллера

С примой-балериной Мариинского театра, Красной Жизелью, Юрий Анненков познакомился ещё в Петрограде. В 1919 году Ольга Спесивцева впервые станцевала партию Жизели, поставленную под руководством Агриппины Вагановой. Когда опустился занавес, в зрительном зале творилось нечто невероятное: аплодисменты, восторженные крики. Её танец потряс всех. Сама балерина на какое-то время словно потеряла сознание. Её пришлось приводить в чувство, прежде чем она смогла выйти на поклоны.


Портрет Ольги Спесивцевой. Цинковое клише на доске, 1960-е годы. Собрание А.А. Геллера

Природа будто изваяла Ольгу Спесивцеву для сцены, наградив её грацией пугливой лани, лебединой шеей, гибкостью стана, точёными руками, изящными ножками. Её лицо с огромными выразительными глазами отличалось красотой и одухотворенностью, а взгляд был исполнен тайн и несбыточных мечтаний. На портрете Юрия Анненкова Ольга в зените славы, она ещё другая половинка яблока, та, которая обращена к солнцу, как считал итальянский танцовщик-виртуоз, балетмейстер и педагог Энрико Чикетти.


Ольга Спесивцева в в костюме из оперы Князь Игорь, 1934, Париж. Фото Бориса Липницкого

После эмиграции Ольга стала ведущей приглашённой балериной парижской Гранд-Опера, много гастролировала. Джордж Баланчин специально для неё поставил балет Кошка на музыку Анри Соге. Её партнерами были Вацлав Нижинский, Серж Лифарь, а также Антон Долин. Но чарующая внешность и талант от бога не гарантировали Ольге безоблачную, счастливую жизнь. Забвение, предательства, болезни, двадцать долгих лет в психиатрической лечебнице... всё это будет потом.

И, наконец, вишенка на торте Русской Смуты, как назвал незнакомку писатель и историк Семен Экштут


Портрет неизвестной в зеленом на фоне Эйфелевой башни, 1924 год.
Государственное музейное объединение Художественная культура Русского Севера

Об этой незнакомке с загадочным прищуром и змеиной пластикой можно писать книги и снимать фильмы. Впрочем, как и о её матери. Моделью для знаменитой акварели Анненкова стала Марианна-Мария Анна Эриковна Зарнекау, урождённая фон Пистолькорс. Её отец, адъютант великого князя Владимира, сына Александра II, бывшего президента Академии художеств, а затем командующего гвардейским корпусом и Петербургским военным округом, был значимой фигурой в императорской свите. Мать троих детей (Марианна была младшей), очаровательная Ольга Карнович, была очень красивой женщиной, в ней было нечто завораживающее и она использовала свою красоту по полной. Опуская все подробности, скажу, что в итоге всех перипетий, она стала женой великого князя Павла, брата шефа своего первого мужа и получила титул княгини Палей. А дочь княгини Палей от первого брака, в одночасье превратилась из дочери заурядного гвардейского адъютанта в падчерицу августейшей особы. С 12 лет Марианна жила в семье великого князя и называла его попросту дядя Паля. И когда семье позволено было вернуться в Россию, для неё началась совсем другая жизнь, девушка моментально окунулась в водоворот светских развлечений, авантюр, любовных приключений... Она рано вышла замуж за гвардейского гусара Петра Дурново (кстати, все её официальные мужья были лейб-гвардейскими офицерами), рано родила сына и когда в 1916 году выяснилось, что у неё есть восьмилетний ребёнок, свет был шокирован.

bf
Мария Эриковна Дерфельден и Михаил Петрович Лазарев в египетских костюмах на маскараде у графини М.Э. Клейнмихель.
Танец этот имел выдающийся успех (ж-л Столица и усадьба, 1914 год)

Марианна стала звездой первой величины, героиней великосветской хроники, её фотографии не раз печатались на страницах роскошного журнала Столица и усадьба. Она давно уже была замужем за офицером лейб-гвардии Конного полка Христофором Ивановичем фон Дерфельденом. Я помню Марианну Дерфельден молодой, веселой, элегантной, красивой, в прекрасных туалетах с золотым браслетом на красивой ноге, – писал современник. Но когда началась Первая мировая, Марианна сбросила элегантную обувь и своё декадентское бальное платье, сняла браслеты и отправилась в скромном одеянии сестры милосердия Свято-Троицкой обители с санитарным поездом № 2 на фронт, колеся дорогами войны и оказывая помощь раненым. 5 января 1916 года её заслуги были отмечены Георгиевской медалью. В этом же 1916 году случился и скандал, связанный с убийством Григория Распутина. Марианна в числе прочих распускавшая об императрице Александре Фёдоровне нелепые сплетни (якобы та изменяет императору со старцем и спаивает мужа), после происшествия, была заподозрена в причастности к этому убийству.

original
Портрет неизвестной в зеленом на фоне Эйфелевой башни, 1924 год. Фрагмент
Государственное музейное объединение Художественная культура Русского Севера

Многие были уверенны, что Марианна якобы не только знала о предстоящем (на её квартире собирались участники), но и присутствовала в тот вечер на ужине во дворце Юсуповых. По горячим следам светскую красавицу посадили под домашний арест, сняли телефон, произвели обыск, отобрав все письма (в том числе интимного содержания), бумаги. Мало приятно, когда среди ночи в дом врываются около десяти человек (жандармы, городовые и понятые во главе с жандармским генералом). Причём сделано это было по прямому указанию императрицы (Николай II находился в Ставке). Это было расценено как вопиющий произвол, потому что Александра Фёдоровна воспринималась не более, чем супруга монарха, а не его соправительница. И в качестве супруги не имела ни малейшего права лишать подданных государя свободы. Негодование росло, как снежный ком. Арестованной начали выражать сострадание, к ней потянулись многочисленные гости: депутаты Думы, члены Госсовета, офицеры и малознакомые дамы... Это был звездный час Марианны. И она не скрывала своего отношения к убийству Распутина: Честь и слава тому благородному герою и патриоту, который решился на этот доблестный шаг, чтобы спасти родину и династию. Домашний арест падчерицы августейшей особы стал мощным ускорителем общественного недовольства. Самоуправство царицы вызвало общее осуждение, и спустя два дня Александра Фёдоровна была вынуждена отменить свой приказ об аресте.


Марианна фон Зарнекау в Париже. Предположительно 1924 год. Париж. Фото Бориса Липницкого

Марианна Эриковна достаточно спокойно приняла революционные события, не очень сожалея о потере титула и миллионного состояния. В октябре 1917 года она вновь вышла замуж за ротмистра лейб-гвардии Конного полка графа Николая Константиновича фон Зарнекау, сына принца Ольденбургского от морганатического брака, с которым блистала на паркете, отплясывая тустепы и бостоны... И в этом рухнувшем мире Марианна смогла найти себя заново. Её гражданским мужем стал актёр и режиссёр Андрей Лаврентьев, один из организаторов БДТ, и она поступила на сцену, взяв в качестве псевдонима фамилию Павлова в честь отчима, участь которого пыталась облегчить, обратившись к Максиму Горькому, но не смогла. Была в её игре своя прелесть благодаря обаянию и безупречными манерам. В этих артистических кругах она и познакомилась в Юрием Анненковым, который не мог пройти мимо такой красоты. Вот одно из его писем: Милая прекрасная Марианна Эриковна! Сегодня я узнал, что вы живете в Евпатории, и решил написать вам. Я до сих пор по вас скучаю. Нестерпимо завидую солнцу, которое ласкает вас теперь. Все, что касается вас, меня интересует: как и с кем вы проводите время? Как и что вы играете, как, что и с кем танцуете, веселы ли вы? Как вы одеты? Как украсил вас загар, о котором вы говорили мне когда-то? Все решительно. Но я знаю, что вы мне не ответите и потому даже не прошу вас об этом. Вероятнее всего, что на днях я уеду в Италию. Передай мой привет Андрею Николаевичу (Лаврентьеву). Желаю вам здоровья и радости, дорогая, единственная, чудная. Целую руку – ваш Юрий Анненков. 23 июля 1924. Портрет, который я закончил, увожу с собой.

Вскоре Марианна Эриковна тоже перебралась в Запад, где играла на европейских сценах под псевдонимом Марианна Фьори. Перед Второй мировой она уехала в США, продолжив артистическую карьеру на Бродвее и снимаясь в кино. В четвёртый раз она вышла замуж, когда ей был уже 71 год на Ямайке и угадайте за кого? Правильно, за Михаила Александровича Палтова, в прошлом ротмистра Лейб-гвардии Конно-гренадерского полка...

Надеюсь, что вы прочли до конца рассказ об этих потрясающих женщинах, красавицах Серебряного века,
лики которых увековечил художник Юрий Павлович Анненков

Tags: Анненков, Вернисаж, ЖЗЛ, Живопись, Жил-был художник, Картинки с выставки, МРИ, Серебряный век
Subscribe

Posts from This Journal “Вернисаж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →