Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Пейзажист. Портретист. График. Музыкант. Томас Гейнсборо Картинки с выставки, часть 2.

Он имел привычку постоянно подмечать все, что происходит вокруг, даже если это были случайные композиции фигур или эффекты света и тени, случившиеся в небе, на улицах во время прогулки или во время разговора

английский художник и извечный соперник Гейнсборо Джошуа Рейнолдс

До Нового года выставку в Белом зале сопровождали Декабрьские вечера, преподнесенные как Прогулки с Томасом Гейнсборо,
которые в этом году посвящены музыке британских композиторов.


Мы же довольствовались репетицией концерта;
надо сказать, что рассматривать картины под аккомпанемент скрипки и рояля было очень приятно.


Сценой зал был как бы разделён на две части, слева экспонировались портреты, справа – пейзажи.

+#$7

У Томаса Гейнсборо была своеобразная манера письма. Его портреты более камерные, с более мечтательным оттенком. Он старался показать свои модели как можно естественнее и достовернее, местами позволял себе даже оставить некоторые фактуры не до конца проработанными, как бы эскизными, что помогало ему создать впечатление лёгкости и оживленности, несмотря на то, что это парадный портрет. Следующий автопортрет художника как раз из разряда таких вот незаконченных.

авто
Автопортрет, около 1787 года. Королевская академия художеств, Лондон.
Томас ГЕЙНСБОРО

Перед нами модно одетый джентльмен, свободный независимый художник, знающий себе цену. И это выражение лица с надменно приподнятой бровью, точно переданный на автопортрете внимательный взгляд, от которого не ускользнет ни одна деталь, – главные достоинства картины. Автопортреты Гейнсборо не очень жаловал и создал их за свою жизнь всего несколько. Но этот был задуман мастером в качестве подарка близкому другу, музыканту и композитору Карлу Фридриху Абелю. Последовавшая вскоре смерть Абеля стала огромным горем для самого Гейнсборо и его семьи. Автопортрет остался незаконченным. Но именно его Гейнсборо считал самым удачным и завещал использовать как образец для всех последующих воспроизведений в гравюре.


Портрет Самюэля Линли, 1778 год. Картинная галерея Далич, Лондон
Томас ГЕЙНСБОРО

Сын выдающегося музыканта и композитора Томаса Линли обладал многими талантами, впрочем, как и остальные члены этой семьи. Самюэль рано начал участвовать в концертах и выступал на сцене с шестилетнего возраста (пел, играл на гобое), однако, в отличие от своих ближайших родственников, не собирался становиться профессиональным музыкантом и предпочёл карьеру морского офицера. По семейному преданию Гейнсборо запечатлел молодого человека в форме мичмана британского флота перед самой отправкой в его первое плавание на борту 74-пушечного линейного корабля Громовержец всего за 48 минут. К сожалению, первое путешествие юноши стало и последним: вместе с несколькими другими членами экипажа он заболел холерой, был снят с рейса и возвращен в родной дом, где скончался 6 декабря 1778 года в возрасте 28 лет. В последние дни за умирающим ухаживала юная горничная. Говорят, что это была Эмма Харт – та самая будущая леди Гамильтон...

В те далёкие времена многие клиенты зачастую просили художников через какое-то время что-то изменить или подправить в портретах. Менялась мода, костюмы, причёски, возраст и мастера охотно или не очень слегка подретушировали свои работы. Но иногда случалось и так, что им приходилось дописывать целые фигуры. Так было и со следующей картиной Гейнсборо.


Миссис Элизабет Муди с сыновьями Самуилом и Томасом, около 1779 года – 1785 годы. Картинная галерея Далич, Лондон
Томас ГЕЙНСБОРО

Миссис Элизабет Муди, урожденная Джонсон, в 1779 году она стала женой Самюэля Муди. Портрет был заказан вскоре после свадьбы Элизабет. Молодая женщина одета и причесана по последней французской моде 1770-х годов: на ней так называемое турецкое платье, состоявшее из двух частей: однотонной сорочки из тонкого муслина или шёлка и верхней накидки, часто контрастного цвета, которая крепилась на груди и на талии. Нежные оттенки и живописный силуэт подобных платьев как нельзя лучше соответствовали воздушным, женственным образам на портретах Гейнсборо. Глядя на этот портрет, трудно поверить, что мальчики никогда не видели свою мать такой, что художник вписал сыновей через несколько лет после её смерти. Следует отметить, что и сыновья одеты по кажущейся для нас странной моде того далёкого времени...

МХиб
Портрет Томаса Хибберта, 1785 год. Дом-музей Гейнсборо, Садбери Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО

Об этом утончённом портрете бывшего ямайского плантатора Томаса Хибберта кисти Томаса Гейнсборо восторженно писала газета Монинг Геральд от 28 мая 1785 года: вдобавок к живому сходству, следует отметить изящную позу и шикарный костюм.

В 1759 году Гейнсборо перебирается в Бат, специальное место в английской культуре XVIII века, курорт с горячими источниками, известными со времен Древнего Рима, куда приезжала вся британская аристократия, когда кончался сезон в Лондоне. Здесь у художника проснулась ещё одна страсть – музыка. Гейсборо обладал прекрасным слухом, играл на виоле да гамба, скрипке, гитаре, клавесине, флейте, пробовал музицировать на фаготе, арфе. В Бате он стал членом музыкального общества, познакомился в ведущими музыкантами, вокруг него собиралась вся музыкальная элита. В своих работах маэстро изобразил практически все музыкальные инструменты XVIII века, написал портреты многих музыкантов и композиторов.




Портрет Энн Форд, около 1760 года. Эскиз. Дом-музей Гейнсборо, Садбери Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО

Очаровательная молодая женщина, талантливая певица, исполнительница на разных инструментах, в том числе и на гитаре, что было очень необычно. Считалось, что приличные молодые девушки должны были играть на арфе, но ни в коем случае не на гитаре.

+++8 c


Портрет Луизы Скрайн, леди Кладж, 1778 год. Музей Холбурн, Бат
Томас ГЕЙНСБОРО

А вот и талантливая восемнадцатилетняя арфистка Луиза Скрайн. Портрет написан по заказу её мужа, сэра Томаса Кладжа, через год после их свадьбы и демонстрирует виртуозное владение Гейнсборо техникой лессировки. Мастеру удалось передать и отлив атласной ткани, и беглые движения пальцев, и едва заметную небрежность припудренной прически своей модели.


Портрет семьи Джорджа Байяма, 1762–1766 годы. Музей Холбурн, Бат
Томас ГЕЙНСБОРО

Ещё одна картина, демонстрирующая практику добавления фигурок детей к ранее написанным фигурам родителей. Изначально Гейнсборо запечатлел потомственного предпринимателя Джорджа Байяма, владельца крупных плантаций на Антигуа и его супругу, урожденную Луизу Барест. Несколько лет спустя, когда пара вернулась в Бат со своей дочерью Селиной, Гейнсборо изменил композицию портрета. Образ живой и непосредственной девочки, игриво накинувшей материнскую мантилью, несколько контрастирует с продуманными позами взрослых персонажей и достаточно спокойным, уравновешенным пейзажем.

Гейнсборо прожил в Бате 15 лет, именно здесь художник получил достойные гонорары за свои портреты, обрёл состоятельных заказчиков, благодаря которым жанр крупноформатного парадного портрета продолжил дальнейшее развитие в его творчестве.

Абель
Портрет Карла Фридриха Абеля, около 1765 года. Национальная портретная галерея, Лондон.
Томас ГЕЙНСБОРО


Портрет Карла Фридриха Абеля, около 1765 года. Эскиз. Национальная портретная галерея, Лондон.
Томас ГЕЙНСБОРО

Портрет композитора и музыканта Карла Фридриха Абеля из Национальной портретной галереи, а также эскиз к нему показывают зрителю музыканта на пике сил и карьеры, как раз во время организации совместно с Иоганном Кристианом Бахом знаменитых концертов в Лондоне на Ганновер-сквер, для оформления которых Гейнсборо написал на стекле музу комедии Талию.

Абель познакомился с Гейнсборо в Бате и стал одним из ближайших его друзей художника. Гейнсборо брал у него уроки игры на виоле да гамба и часто расплачивался за них своими картинами и рисунками. В Абеле он нашел благодарного поклонника. По воспоминаниям биографа художника, Генри Анджело, все стены его апартаментов были увешаны рисунками Гейнсборо.


Леди Д'Обиньи и графиня Портленд, конец 1638 – начало 1639 годов. ГМИИ им. А.С. Пушкина
Антонис ВАН ДЕЙК



Несколько слов о создании картин мастером

Сам процесс работы Томаса Гейнсборо над картиной был захватывающим зрелищем. Он писал картины стоя, длинными кистями, привязанными к палкам, что позволяло, находясь на одинаковом расстоянии от модели и мольберта, передавать на холсте целостное впечатление от образа. Работал ходожник более жидкими красками. Движения кисти Гейнсборо были безошибочно точными и быстрыми, он как бы стегал холст, расплёскивая краски. Затем, добиваясь нужного эффекта, он мог растушевать мазок кусочком губки или просто поправить его пальцем и в отличие от коллег-современников не стремился сделать поверхность картины гладкой, так как считал, что отполированное полотно не придаёт предметам трепет жизни.

Томас Гейнсборо был фантастическим мастером лессировки (такой метод наложения краски, когда более светлые лёгкие слои краски ложатся на более тёмные и глубокие и таким образом создается живописная игра).

Любил писать при слабом освещении или в ненастные дни. Чтобы схватить будущее изображение в целом, не рассеивая внимания на частности, художник начинал писать в затемненном помещении. По мере продвижения работы он усиливал освещение и, определив общие контуры композиции, позу модели, приступал к более тщательной моделировке лица и головы. Детали картины мастер иногда писал при красном фонаре, считая что красноватый оттенок придаёт полотну драматизм и глубину.

шпицы
Померанский шпиц и щенок, около 1777 года. Галерея Тейт, Лондон

Эти собаки принадлежали Карлу Фридриху Абелю и картина была подарена художником своему другу в качестве платы за уроки игры на виоле да гамба. По словам биографа Гейнсборо, когда художник внес полотно в комнату, собака Абеля приняла изображенных животных за настоящих и набросилась на них с лаем.

В 1780-е годы среди лондонской публики стали очень популярны горные пейзажи Озёрного края. Этот невероятно живописный и самый гористый район Англии, воспетый литераторами предыдущего десятилетия, стал культовым местом в художественных кругах Лондона. И Гейнсборо, стремясь расширить сферу сюжетов, летом 1783 года посетил Шотландию и воочию полюбовался горами и холмами. Сцены горных перевалов и горные пейзажи, с их яркими контрастами света и тени, позволили ему добиться ещё большей экспрессии и вскоре практически окончательно вытеснили пасторали из творчества художника.

#@

перед  РП
Холмистый пейзаж с пастухами, овцами и коровами, около 1783. Бумага, мел
Дом-музей Гейнсборо, Садбери Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО


Романтический пейзаж с овцами у источника, 1782 год. Королевская академия художеств, Лондон
Томас ГЕЙНСБОРО

Этот прекрасный пейзаж – одно из самых масштабных произведений в художественном наследии Томаса Гейнсборо, вдохновлённого видами Озёрного края. Но эта работа была написана не с натуры. Ещё с 1770-х годов художник часто моделировал пейзажные композиции в студии с помощью зеркал, используя в качестве материалов куски угля, камни и растения (мох, капусту брокколи), с последующем добавлением стаффажа в виде фигур животных и людей.

Первая работа на следующем фото Горный пейзаж с лесом, фигурами и овцами, написанная чёрным и белым мелом и чёрной тушью на голубой бумаге, из собрания Национальной галереи Лондона – эскиз к Романтическому пейзажу




Повозка с урожаем, около 1767 года. Эскиз. Дом-музей Гейнсборо, Садбери Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО




Рыночная повозка, 1786 год. Национальная галерея, Лондон
Томас ГЕЙНСБОРО

Это один из самых лиричных и проникновенных пейзажей Гейнсборо и одна из последних его работ: картина была закончена за полтора года до смерти художника. Тёплый осенний день, крестьянская лошадка, неторопливо везущая в чаще леса гружённую телегу, вокруг которой вьётся кудлатая собачонка, сбоку отдыхает от трудов праведных сборщик хвороста. Картина заслужила лестные отзывы критиков, оценивших мягкие ритмы композиции и в особенности рассеянные по небу и просвечивающие сквозь ветви деревьев облака, которые подчеркивают восхитительное очарование пейзажа. В 1830 году она была приобретена для лондонской Национальной галереи правлением Британского института за баснословную для того времени цену в 1102 фунта и 10 центов.

+ водоем


Лесной пейзаж со стадом у водоёма, начало 1780 годов. Дом-музей Гейнсборо, Садбери, Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО

Скалистый пейзаж, 1783.
Скалистый пейзаж, 1783 год. Национальная галерея Шотландии.
Томас ГЕЙНСБОРО




Пейзаж с холмами и лесными просторами, 1786 год. Дом-музей Гейнсборо, Садбери, Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО

Крестьянин с навьюченным конём собираются подняться по тропе на холм. Неподалёку расположились сидящий пастух и женщина с ребенком. Все фигуры, дорога, а также ветка на переднем плане залиты светом, в то время как средний план занимает темная лесистая долина. Использование этого приёма считается характерной чертой поздних горных пейзажей Гейнсборо.




Лесной пейзаж с фигурами отдыхающих, 1784 год. Карандаш, размывка тушью.
Дом-музей Томаса Гейнсборо, Садбери, Саффолк
Томас ГЕЙНСБОРО

рыба copy
Скалистое побережье с развалинами замка и рыбаками, 1780–1781 годы.
Томас ГЕЙНСБОРО





рынок

Крестьяне, едущие на рынок
Крестьяне, едущие на рынок, 1770-е годы. Цветная бумага, мел, гуашь, размывка тушью.
Томас ГЕЙНСБОРО

Считают, что на работу над этим детально отточенным рисунком, выполненным в экспрессивной манере, присущей Гейнсборо в зените славы, художника вдохновил офорт Рембрандта Бегство в Египет 1651 года. Заменив святое семейство на простых сельских жителей, Гейнсборо наполнил этот скромный сюжет пафосом библейского повествования. Но Гейнсборо избегал высоких тем, поэтому отсылку к бегству святого семейства в Египет можно рассматривать как слегка насмешливую, о чём он и написал своему другу Уильяму Джексону: Лишь одно бегство мне хочется написать – твое из Эксетера...

Рест
Горный пейзаж, ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб Исакс Ван РЁЙСДАЛ

Так как нам не показали обещанную сотню картин Томаса Гейнсборо (согласитесь, 77 это отнюдь не сто),
то я в качестве бонуса добавлю ещё несколько работ мастера)

Но сначала два снимка из дома-музея Томаса Гейнсборо

фасад2
Фасад дома-музея Томаса Гейнсборо в Садбери графства Саффолк

интерьер гостинной
Интерьер гостинной дома-музея Томаса Гейнсборо в Садбери графства Саффолк
Узнаёте некоторые картины и лошадку?:)

П анны форд
Портрет Анны Форд, 1760 год


Портрет миссис Мэри Грехэм, 1777 год


Портрет мистера и миссис Эндрюс, 1750 год


Портрет Сары Сиддонс, 1785 год


Дети семейства Маршам, 1787 год

лунный пейзаж с домиком
Лунный пейзаж с домиком. Ещё одна картина на стекле


Утренняя прогулка (Супруги Уильям и Элизабет Хэллет), 1785 год

П дочерей с кошкой
Портрет дочерей художника с кошкой, 1760–1761 годы


Сёстры Линли (старшая Элизабет стоит, младшая Мэри сидит), 1772 год


А этот тот самый выросший питминстерский мальчик Дюпон Гейнсборо, 1770 год


Портрет дамы в голубом, 1780-е годы

И последнее, к москвичам, не побывавшим на выставке. Не ленитесь, посетите, не думаю, что при жизни многих из вас будет подобное повторение... Томас Гейнсборо – совершенный живописный мастер, именно поэтому очень важно видеть его работы в живую. Ни одна репродукция или самая классная фотография не передаст его виртуозную технику

Tags: #Гейнсборо, Вернисаж, Гейнсборо, ЖЗЛ, Живопись, Жил-был художник, Картинки с выставки
Subscribe

Posts from This Journal “Картинки с выставки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →