Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Русский Йорданс в ГМИИ имени А.С. Пушкина. Картинки с выставки, часть вторая. Графика.

Важное место на выставке Русский Йорданс занимает рисунок. Якоб Йорданс превосходно владел так называемыми вспомогательными техниками, число рисунков и акварелей, оставленных им, не поддаётся исчислению. Йорданс, как и другие художники, писал этюды маслом, но особой любви к ним не испытывал. Зато он ценил быстрые наброски, в которых виртуозно пользовался углём, акварелью и гуашью, сангиной, чёрным, белым и красным мелом. Иногда рисунки (этюды натурщиц, портреты знакомых, бытовые сценки) содавались мастером просто так, по вдохновению.

99
Фото Василия Иванова © ИА REGNUM

Для начала я выбрала чужую фотографию с открытия выставки, когда окна в зале, где были представлены рисунки, были зашторены, свет туда не проникал и не оставлял блики на рисунках, находящихся за стеклом. Я же была в очень солнечный день, приходилось плясать вокруг работ, дабы получше рассмотреть их, не говоря о том, чтобы прилично снять. Поэтому в дальнейшем покажу всего несколько работ в рамах, чтобы вы имели представление о рамерах рисунков, а остальные без обрамления.

= 30.
Этюд головы молодой женщины. Около 1635–1640 годов.
Чёрный мел и сангина на бумаге, следы белого мела; брови позже подведены пером коричневым тоном.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

+ 01
Этюд головы молодой женщины. Около 1635–1640 годов. Чёрный мел и сангина на бумаге, следы белого мела.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Эти два рисунка тесно связаны между собой. Они близки по манере, исполнены в одинаковой технике и изображают одну и ту же женщину в одном и том же ракурсе. Типаж изображенной женщины в высшей степени характерен для художника, его картины полны множеством молодых, полных жизни, улыбчивых женщин. Графическая техника – мягкая широкая штриховка в тенях, сочетание бархатистого черного мела с насыщенной по тону сангиной, легкие касания белого мела, создающие эффект свечения кожи и блеска в глазах – типична для этюдов Йорданса 1630-х годов. Искусствоведы предполагают, что второй рисунок написан первым и является непосредственной зарисовкой с натуры, так как в нём определённее ощутим эффект присутствия живой модели, индивидуальность женщины показана ярче. Другой лист по контрасту воплощает образ более обобщенный и идеализированный.

Эти рисунки из разных коллекций воссоединились только в Эрмитаже и даже после этого долгое время имели разные атрибуции. На сегодняшний день авторство Йорданса в отношении обоих листов считается бесспорным.

ОБН
Этюд сидящей обнажённой женщины, около 1660 года.
Чёрный мел, сангина, белый мел на на коричневато-серой бумаге, фон позднее подцвечен акварелью – жёлтым и зелёным тонами.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Рисунок, изображающий обнажённую женщину со спины выполнен с натуры, отличается редкой пластической убедительностью и мастерской передачей рефлексов света на поверхности кожи, хотя восприятие его сегодня несколько искажает позднейшая неавторская подцветка фона акварелью. Йорданс использовал этот этюд для создания некоторых работ, например, этой:



П+Л
Пан. Леда и лебедь, 1630-е годы. Чёрный мел, кисть коричневым тоном, гуашь на коричневато-серой бумаге
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Две кариатиды: сатир и сатиресса, около 1640–1645 годов. Перо коричневыми, кисть серыми чернилами.
ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС



+ СТ
Этюд старухи, начало 1650 годов. Чёрный мел, сангина, белый мел на коричневато-серой бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Одно из новых приобретений Эрмитажа, впервые экспонировался этой весной. По всей видимости, вследствие долгого пребывания на свету он сильно пострадал от времени: бумага потемнела, сам рисунок выцвел, а поверхность его потерта. Запечатленная на рисунке старуха с характерным крючковатым носом – один из любимых типажей Йорданса: она появляется во многих его картинах.

= 21.==
Старуха-служанка с трактирной доской, середина 1640-х годов. Чёрный мел и сангина на бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Выразительный натурный этюд старухи-служанки, делающей запись на трактирной доске о выпитом и съеденном гостем, был исполнен художником чёрным мелом и сангиной в связи с работой над картоном для шпалеры Как нажито, так и истрачено, входящей в серию Пословицы. Сам по себе образ имеет давнюю традицию в нидерландском искусстве и ассоциируется с темами мотовства и греховного времяпрепровождения, часто присутствуя в сценах, изображающих историю Блудного сына.


Смеющийся мужчина в шутовском колпаке, около 1650 года. Черный мел, сангина, белый мел
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Этот лист только недавно пополнил коллекцию Эрмитажа. Наряженный в шутовской колпак, острохарактерный персонаж, напоминающий кряжистое дерево, глядящий на зрителя с лукавой усмешкой или заговорщицки подмигивающий ему, представляет собой стилизованный образ, часто встречающийся на втором плане многих аллегорических и исторических картин Йорданса. Он представлял своего рода шута-толкователя и выразителя отношения художника к происходящему. Вспомните картину Пир Клеопатры или взгляните на эту:


Познай самого себя. Якоб ЙОРДАНС

каша
Открывай рот, когда тебе предлагают тебе кашу, 1640–1645 годы.
Акварель и гуашь по предварительному наброску чёрным мелом и сангиной на бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

В верхней части композиции в картуше рукой Йорданса вписаны слова пословицы, приведенной в его любимой книге Зеркало старого и нового времени голландского поэта Якоба Катса: Открывай рот, когда тебе предлагают кашу. Возможно, рисунок был исполнен в связи с работой Йорданса над серией картонов для шпалер на тему нидерландских пословиц. В окончательный вариант цикла из восьми шпалер, вытканных в 1647 году и приобретенных эрцгерцогом Леопольдом-Вильгельмом, данный сюжет, однако, включен не был.


Как поют старики, так свистят малыши, 1640 год. Свинцовый карандаш на бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Редкий в наследии Йорданса образец беглого, но очень точного в деталях, карандашного наброска композиции будущей картины. Тема рисунка – одна из любимых Йордансом, иллюстрация популярной пословицы, существующей во многих европейских языках, смысл которой в любом случае однозначен: молодые следуют в своей жизни примеру старших. В русской традиции существуют разные формулировки её перевода: Как поют старики, так пищат малыши; Яблочко от яблоньки недалеко падает. В разных интерпретациях этого сюжета, Якоб Йорданс изображал представителей трёх поколений, собравшихся за праздничным столом и поющих хором под волынку или флейту, а сидящие на коленях у старших малыши подыгрывали на своих детских дудочках.

##5

image
Этюд ног коленопреклоненного мужчины, до 1630 года.
Чёрный мел и сангина с размывкой кистью, света нанесены белым мелом на коричневатой бумаге
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Изображение босых ног, обращенных к зрителю ступнями и показанных крупным планом, встречается в картинах Йорданса неоднократно, причем форма этих ступней, с натоптанными подошвами и жесткими складками кожи, очень своеобразна и узнаваема.

5d
Младенец Юпитер кормится молоком козы Амалтеи, около 1640 года.
Чёрный мел, перо и кисть коричневым тоном, голубая и розовая гуашь на бумаге
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

9
Этюд пожилого обнаженного мужчины, 1635-1640 годы. Чёрный мел, сангина, белый мел
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Аллегория преемственности поколений, 1640–1645 годы.
Перо и кисть коричневым и голубым тонами по подготовке чёрным мелом по бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Diliget (Аллегория выбора жизненного пути), около 1645 года.
Чёрный мел, сангина, перо и кисть коричневым тоном
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Рисунок представляет собой аллегорическое изображение двух жизненных путей, выбор между которыми делает в своей жизни каждый человек. В центре мы видим многогрудую Диану Эфесскую, один из символов плодородных сил Природы. Её фигура увенчана тремя глядящими в разные стороны головами, которые персонифицируют три лица Философии: Физику, Логику и Этику. Она возвышается на богато украшенном пьедестале в форме фонтана с водой; в правой руке ее скипетр – знак власти, в левой она держит зеркало. Из того же фонтана вырастает монументальная литера Ƴ (ипсилон) – древний, еще пифагорейский, символ выбора между Пороком и Добродетелью. Персонажи, показанные слева от Дианы, жадно наслаждаются дарами Природы (их здесь иллюстрируют кувшины и бутыли с вином), доводя себя до бесчувственного полуживотного состояния. Этот путь ведет к неминуемой каре: рука, вздымающаяся над корзиной с плодами и фруктами, грозно сжимает розги. Противоположный выбор воплощают справа аллегорические фигуры Чистоты, Умеренности и Самопознания. Человека, пошедшего по этому пути, ожидает в конце награда в виде триумфального лаврового венка. В верхней части листа помещено изображение Всевидящего ока, заключенное в треугольник (символ Божественной Троицы), и картуш с начертанным в нем девизом DILIGET (Возлюбит с латыни). Смысл надписи – Бог награждает добродетель своей любовью.

Алег1
Аллегория осуждения приверженности кумирам, конец 1650-х годов.
Перо коричневыми, кисть коричневыми и серыми чернилами, по подготовке свинцовым карандашом
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Алег2
Аллегория осуждения приверженности кумирам, конец 1650-х годов.
Черный мел и сангина, перо, коричневые чернила, по подготовке свинцовым карандашом
ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Оба эти рисунка иллюстрируют религиозно-философскую аллегорию на тему протестантской проповеди Не сотвори себе кумира. Проповедник в центре задаёт зрителям риторический вопрос, начертанный на кафедре. Сформулирован вопрос на обоих рисунках немного по-разному, но смысл его один и тот же: Что лучше? Сделать из образа животного Бога, или из Бога – животное? В обоих вариантах композиции слева изображена сцена поклонения иудеев золотому тельцу, ветхозаветному символу алчности, а справа – пьяная оргия язычников, славящих Вакха, бога вина и веселья, для протестантов ставшего воплощением разнузданности нравов. Дилемма, предложенная священником, таким образом, не подразумевает правильный ответ.

Оба листа тесно связаны между собой, поскольку являются эскизами одного и того же фриза. Лист из собрания Пушкинского музея исполнен в беглой эскизной манере, очевидно, он предшествовал рисунку из собрания Эрмитажа, которому присуща большая определенность и ясность пластических форм. Только в 2019 году рисунки впервые стали экспонироваться совместно.

март
Аллегория месяца Марта, около 1657 год. Свинцовый карандаш, сангина, перо и кисть коричневым и серым тонами, белила
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Стихотворный текст, вписанный рукой самого Йорданса в декоративный картуш в нижней части композиции, перечисляет опасности и болезни, связанные с промозглой погодой, характерной для ранней весны в Нидерландах: Долгожданный Март прибывает верхом на Овне и поражает своим хвостом множество больных органов. Дующий Борей вызывает зубную боль, ревматизм и лихорадку, которые причиняют людям страдания. Март – месяц весеннего равноденствия, когда Солнце переходит через экватор, персонифицирован с фигурой античного бога Солнца Аполлона. С лирой в руках и лавровым венком на голове, он движется во главе процессии, оседлав барана – символ знака зодиака Овена. Его сопровождают вооруженный мечом Марс, именем которого назван месяц, и аллегорическая женская фигура Времени с песочными часами на голове. Участниками процессии являются также женщина, страдающая от зубной боли, и двое мужчин с костылями в руках, представляющие другие недуги: ревматизм и лихорадку.

= 26
Похищение Европы, около 1655–1660 годов
Перо коричневым тоном, акварель и гуашь, по предварительному наброску черным мелом и сангиной
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

3 ка
Три каноника (Пасхальная свеча), Около 1660 года. Черный мел и сангина.
ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Туалет Юдифи, около 1660 года. Сангина, перо коричневым тоном, акварель
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

В 1650-х годах в графическом творчестве Йорданса все большее место начинают занимать композиции на евангельские сюжеты. Многие из них исполнялись художником для себя и, по всей видимости, являются отражением постоянного вдумчивого чтения Священного Писания, ставшего в последние десятилетия жизни настольной книгой Йорданса. Кроме того, в графических работах он стал уходить от тщательной детализации и начал работать в более лаконичной, обобщенной манере.


Христос, исцеляющий бесноватого, начало 1650-х годов. Чёрный мел, сангина, акварель, гуашь
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Рисунок выполнен в излюбленной технике мастера: чёрным мелом и сангиной с подцветкой акварелью и гуашью, и представляет собой в высшей степени характерный образец поздней экспрессивной графической манеры художника.


Несение креста, 1617–1618 годы
Перо и кисть коричневым тоном по наброску сангиной на желто-коричневой бумаге
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Этот более ранний рисунок демонстрирует ещё не устоявшуюся манеру молодого художника, энергичную, плотную, несколько хаотическую перовую штриховку, множественные гибкие линии, очерчивающие контуры фигур, геометрически упрощенную трактовку лиц. Этот вариант Несения креста экспонируется второй раз за всё время его пребывания в России.


Несение креста, конец 1650-х годов. Уголь, сангина, акварель, на светло-коричневой бумаге
ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Сопоставление с ранним рисунком на тот же сюжет, присутствующим на выставке, позволяет наглядно увидеть общее направление эволюции Йорданса как рисовальщика в сторону все большего лаконизма и обобщенности графического языка.

Бичевание
Бичевание святого Павла и святого Силы, Середина 1650-х годов.
Чёрный мел, сангина, перо и кисть коричневым тоном


Сошествие Святого Духа на апостолов, конец 1650-х годов
Свинцовый карандаш, кисть коричневым тоном
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Этот рисунок единственное свидетельство обращения Йорданса к популярной в искусстве Контрреформации теме Сошествия Святого Духа на апостолов. На пятидесятый день после Воскресения Христова в доме, где находились Богоматерь и апостолы, внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра ...И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них». Все исполнились Святого Духа и стали славить Бога на разных языках, которых прежде не знали. Характерная для рисунков Йорданса этого периода тенденция к упрощению и схематизации форм проявляется здесь с предельной ясностью. Чередование пятен света и тени, разнонаправленная параллельная штриховка, жесткие складки драпировок и обобщенная геометричность в изображении лиц производят впечатление почти кубистической композиции.

Распятие
Распятие, 1658 год. Чёрный мел, сангина, акварель, белила на бумаге. Лист составлен из нескольких кусков бумаги, верх скруглён.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

сав
Обращение Савла, около 1660 года. Чёрный мел, акварель, белила на бумаге.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Согласно Деянием апостолов, преследовавшему христиан Савлу на пути в Дамаск явился в лучах небесного света Христос. Ослепленный Савл упал с лошади, а три дня спустя прозрел и крестился, приняв имя Павел. Этот рисунок считается одной из последних известных нам собственноручных графических работ Йорданса. В нём исследователи часто видят явные признаки утраты стареющим художником твердости руки и верности глаза. Но, несмотря на схематизм обрисовки фигур, пространственную неясность и нарушения пропорций, мастер достигает впечатляющего результата в создании атмосферы грозного, сверхъестественного явления. И хотя силы стали ему изменять, художник не утратил ни творческой фантазии, ни живого художественного темперамента.

ИХ
Христос, творящий чудеса, 1666 год. Чёрный мел, гуашь, сангина
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Дата 1666, проставленная самим художником на этом подписном рисунке, делает его одним из двух самых поздних документированных листов Йорданса. В качестве основы мастер использовал здесь копию со своей картины 1640-х годов Чудо святого Доминика, выполненную в технике черного мела кем-то из помощников. Мастер внес в эту ученическую зарисовку легкую правку сангиной и целиком прописал ее гуашью, причем верхняя часть композиции подверглась радикальной переработке, в результате которой сюжет рисунка поменялся. Полностью переработав образ святого, стоящего на возвышении в центре, художник придал ему черты Христа. С разной степенью тщательности он наметил фигуры присутствующих при чуде апостолов. По-прежнему ясно прочитывается унаследованная от более ранней композиции архитектурная декорация фона. Авторская ссылка на номер стиха Евангелия от Марка, обозначенная у верхней кромки листа, позволяет предположить, что рисунок иллюстрирует эпизод исцеления одержимого в Капернауме.

Думаю вы поняли, друзья, что графика – самостоятельная область творчества Якоба Йорданса, даже когда речь идет об эскизах.
В ней стихийная природа его творчества подчас представлена ещё острее.
На этом у меня всё. Благодарю за внимание.

Tags: #Якоб Йорданс, Вернисаж, ЖЗЛ, Живопись, Изобразительное искусство, Картинки с выставки, Якоб Йорданс
Subscribe

Posts from This Journal “Картинки с выставки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →