Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Русский Йорданс в ГМИИ имени А.С. Пушкина. Картинки с выставки

Он был современником знаменитых фламандцев Питера Пауля Рубенса, Антониса ван Дейка, Франса Снейдерса, последним представителем большого стиля. Но в отличие от Рубенса и ван Дейка, получивших за труды праведные дворянские титулы, Якоб Йорданс остался всего лишь ремесленником, но именно этот ремесленник обманул время и оставил нам целую галерею незабываемых персонажей, искренних, жизнерадостных, живых и узнаваемых.


Осенью этого года В ГМИИ имени А.С. Пушкина прошла выставка наиболее яркого представителя фламандского барокко Якоба Йорданса. Характерной особенностью её является то, что в экспозиции представлены произведения мастера из собраний российских музеев – ГМИИ имени А.С. Пушкина, государственного Эрмитажа, а также из художественных музеев Перми, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. А открыла для России Йорданса императрица Екатерина II, закупившая в 1764 году несколько полотен художника.

Всего на выставке представлено 18 картин и 31 рисунок мастера.


Якоб (или, как сам он себя называл, Жак) Йорданс был старшим сыном богатого торговца тканями, учился живописи, как Рубенс и Хендрик ван Бален, у известного в своё время антверпенского исторического живописца и портретиста Адама ван Ноорта, а позже стал его зятем. Несмотря на то, что Якоб никогда не был в Италии, благодаря Рубенсу, он знал и вдохновлялся творчеством Караваджо.

Так как работы Йорданса в основном густо населены персонажами, а рамами они украшены массивными,
чтобы получше разглядеть картины, вне общих планов я дальше буду их показывать без обрамления.


Мелеагр и Атланта, 1618–1619 годы. Екатеринбургский музей изобразительных искусств
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Десятилетиями эта картина не имела авторства, её считали лишь ученической копией известного полотна Мелеагр и Атланта, хранящегося в Королевском музее Антверпена. Но в марте 2013 года в Екатеринбургском музее изобразительных искусств во время реставрации картины в левом нижнем углу была обнаружена подпись Жака Йорданса. Авторство подтверждает не только подпись, но и качество живописи, стилистические особенности, присущие художнику. Это открытие стало настоящей сенсацией.

##2

Якоб Йорданс был разносторонним живописцем. Он автор работ на религиозные, мифологические, аллегорические и исторические сюжеты, портретов и жанровых сценок, иллюстраций народных пословиц и поговорок, рисунков, а также эскизов картонов для шпалер.


Апостолы Павел и Варнава в Листре, около 1616 года. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС
Художник выбрал здесь необычный ракурс: зритель смотрит как бы снизу на монументальные фигуры, запечатленные в полный рост.


Мадонна с Младенцем в венке из цветов, около 1617–1618 годов. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС, Андрис ДАНИЕЛЬС

В те времена у многих живописцев было разделение труда. Как люди здравомыслящие они выбирали себе свой жанр и работали в нём на протяжении всей жизни. Одни специализировались на натюрмортах, другие – портретах, третьи – мифологических, религиозных сюжетах и так далее. Наш герой иногда прибегал к помощи коллег. Так было и с этой картиной. Кисти Йорданса принадлежит центральный медальон, поясное изображение Девы Марии, одетой в синий, покрывающий голову плащ, на малиновом фоне. Она бережно поддерживает стоящего у нее на коленях младенца Христа, который поднял правую руку для благословения. А цветочный венок выполнен антверпенским мастером цветочного натюрморта Андрисом Даниельсом. Цветы, обрамляющие изображение Мадонны с Младенцем, тесно связанны с культом Девы Марии: розы и лилии – её традиционные атрибуты; ирисы и анемоны олицетворяют скорбь Богоматери о будущих Страстях Христовых; гиацинт, тюльпаны и нарциссы символизируют Воскресение и обещание вечной жизни.


Автопортрет с родителями, братьями и сёстрами, 1615 год; частично переписан в 1630-х – начале 1640-х годов.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

На этом великолепном семейном портрете художник изобразил себя (он был старшим из одиннадцати детей четы Йордансов), своих родителей и семерых младших братьев и сестричек, расположившихся за столом в садовой беседке. Ангелочки, витающие над головами изображенных, олицетворяют души детей, умерших к моменту написания портрета. Как было модно в те времена, работа полна символов: игра на лютне олицетворяет гармонию брака и семьи, собака на первом плане картины символизирует супружескую верность, а вьющаяся по стене беседки виноградная лоза – постоянство в любви. Жест отца семейства, держащего в правой руке лишь частично наполненный вином бокал – намёк на умеренность, одну из важнейших христианских добродетелей.


Автопортрет с родителями, братьями и сестрами. Фрагмент.
Вот какой красавчик лютнист Якоб Йорданс)

По одной из версий, портрет написан по случаю приема Йорданса в антверпенскую гильдию Святого Луки, давшую ему звание свободного мастера и преимущества в получении заказов, а также право на открытие собственной мастерской. Вероятно, художник исполнил портрет для своих родителей в 1615 году, а после их смерти вновь вернул его себе. В это время мастер внёс изменения в живопись, дополнив передний план тёмными по цвету предметами и прикрыв наготу детей неброскими одеяниями, заметно приглушив светлую и яркую красочность первоначальной композиции, характерную для его раннего творчества.


5. Сатир в гостях у крестьянина, около 1622 – начало 1630-х годов. ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС
Одна из излюбленных тем художника. В музеях мира находится порядка двадцати картин Йорданса с изображением Сатира

сатир
Коль с губ твоих слетает жар и холод, грядёт беда...

Сюжет картины стар, как мир, и восходит к басням Эзопа, с помощью которых он преподавал людям азы мудрости. Сатир удивляется двуличию человека, который с одной стороны дует на руки, чтобы их согреть, а с другой – дует на похлёбку, чтобы её остудить. Картина написана по мотивам вольного перессказа басен Эзопа голландским поэтом и драматургом Йостом ван Гонденом. Моделью для молодой крестьянки послужила жена Йорданса Катарина ван Ноорт, а для девочки, сидящей у неё на коленях, их старшая дочь Елизавета.

В XVIII веке картина вспыхнула ярким бриллиантом в коллекции графа Генриха фон Брюля всемогущего кабинет-министра саксонского короля Августа III, но после его кончины в октябре 1763 года наследники вынуждены были собрание продать. Екатерина II, прекрасно понимавшая, что коллекция произведений искусства европейской значимости это не только возможность продемонстрировать богатство, но и заявить о своём просвещённом вкусе и месте России среди великих держав Европы, поручила российскому посланнику в Дрездене князю Александру Михайловичу Белосельскому-Белозерскому приобрести коллекцию Брюля полностью, оптом. После основательных торгов князю удалось купить для своей императрицы коллекцию за 180 000 голландских гульденов.

150-килограммовая рама для этой картины была изготовлена искусными мастерами российской столицы за несколько месяцев до прибытия коллекции графа фон Брюля в Россию. Этот багет сам по себе является бесценным экспонатом, а картина невольно стала его заложницей, так как она на 10 см скрыта под золотой вязью багета.

# 6-8


6. Портрет старика, 1637 год. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Три этюда детской головки, 1618–1620 годы. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС
Моделью для данной работы послужила скорее всего старшая дочь Йорданса Елизавета, родившаяся 26 июня 1617 года


Одиссей в пещере Полифема, около 1635 года. ГМИИ имени А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Многие работы Йорданса изначально были эскизами для шпалер, в том числе и эта предназначалась для серии шпалер по истории Одиссея. Но Йордансу понадобилось сделать подарок Питеру Паулю Рубенсу и он отнёс ему картину. Так что до ткачей она не дошла.

# 9-11



Повар у стола с дичью. 1640–1645 годы. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС, Пауль де ВОС

Ещё один совместный труд художников. Якоб Йорданс написал фигуру повара, который, смеясь, демонстрирует зрителю зайца, выбранного им для приготовления. А большой настольный натюрморт с изображением битой дичи является работой мастера натюрмортов и охотничьих сцен Пауля де Воса. Его подпись на картине была обнаружена недавно во время реставрации, проведенной в 2015 году, когда полотно было снято с вала, на который было накатано, вероятно, в 1940-е годы во время эвакуации Эрмитажа.

Картина из собрания английского премьер-министра Роберта Уолпола также была приобретена для Эрмитажа Екатериной II.


Христос и самаритянка, около 1650 года. Нижегородский государственный художественный музей
Жан Йорданс Младший


Святое семейство, 1650-е – начало 1660-х годов. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Мастерская Якоба Йорданса

##6-a


Павел и Варнава в Листре. Около 1645 года. Пермская государственная художественная галерея
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Ещё одно изображение жертвоприношения в Листре. Художник иронизирует над варварски пышной ритуальностью, далекой от истинного христианства, ведь жители языческого города Листра принимают проповедников за богов Юпитера и Меркурия и готовятся устроить пышное жертвоприношение в их честь. Йорданс создал сложную сцену, вписанную в глубокое архитектурное пространство, что говорит о безусловном знакомстве художника с работами мастеров итальянского Ренессанса, в частности, Рафаэля и Паоло Веронезе.


Пир короля, начало 1660-х годов. Пермская государственная художественная галерея
Мастерская Якоба Йорданса

За Йордансом закрепилась слава самого фламандского художника из-за его большой любви к изображению незатейливых сюжетов на тему фламандских обычаев и традиционных праздников, портретов знатных бюргеров и пышнотелых крестьян, их жизни и повседневного быта. Застолье с Бобовым королем обычай во Фландрии XVII века, светский способ отпраздновать католическое Богоявление. Стол накрывался 6 января, вечером, когда все религиозные ритуалы уже соблюдены, и народ вернулся из церкви. Боб замешивался в тесто ещё накануне и Бобовым королём мог стать каждый, кому просто повезло завладеть заветным куском пирога с бобовым зерном.

К сожалению, Эрмитаж не предоставил на выставку свою знаменитую работу Бобовый король (Король пьёт!), лучшую из этой серии, и мы довольствуемся картиной мастерской Йорданса из Пермской художественной галереи.


Оплакивание Христа, 1950 год. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС


Оплакивание Христа, 1950-е годы. Троицкий собор, Александро-Невская лавра, Санкт-Петербург.
Якоб (Жак) ЙОРДАНС и его мастерская

Картина Оплакивание Христа была приобретена для Эрмитажа русской императрицей в 1764 году в составе собрания И.Э. Гоцковского. В том же году она была пожертвована Екатериной II в числе других произведений живописи на сюжеты Священного Писания в дар нововозведённому Троицкому собору Александро-Невской лавры, где произведение хранится и в настоящее время. В этом году она впервые за 225 лет покинула собор для экспонирования на выставках в Эрмитаже и ГМИИ имени А.С. Пушкина.

Интересно, что картина, написанная для католической церкви обрела статус молитвенного образа в православном храме.




Бегство в Египет, 1640 год. ГМИИ им. А.С. Пушкина
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Здесь представлена разворачивающаяся на фоне условного пейзажа сцена бегства в Египет Святого Семейства. Богоматерь с Младенцем сидят на ослике, которого ведет Святой Иосиф. Группа ангелов указывает им путь. Вопреки сложившейся в старом искусстве устойчивой традиции изображать шествие Святого Семейства слева направо, Йорданс придерживался исконно нидерландской композиционной схемы и представляет его справа налево, как это сделал в своей работе веком ранее Питер Брейгель Старший.


Пир Клеопатры. 1653 год. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Популярный в искусстве XVI–XVII веков эпизод из истории об Антонии и Клеопатре. Однажды на глазах своего возлюбленного, римского полководца Марка Антония, египетская царица растворила в бокале с уксусом крупную жемчужину, а затем выпила его содержимое. На картине изображен момент, когда Клеопатра опускает в бокал серьгу, а Марк Антоний, его спутник Энобард и негр-слуга застыли в немом изумлении, всем своим видом выражая сожаление о погибшей ценности и одновременно – восхищение поступком Клеопатры. А вот ухмылка и презрительный жест придворного шута яснее всяких слов говорят о нелепости и глупости подобного расточительства.




Аллегорический семейный портрет, начало 1650-х годов. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Якоб (Жак) ЙОРДАНС

Это один из последних групповых портретов в творчестве Йорданса. Портрет представляет собой аллегорическое изображение сцены помолвки или бракосочетания. Об этом свидетельствует включение в композицию изображения бога любви Купидона, указывающего стрелой на грудь молодой женщины в центре, и ряд символических деталей. Так, горшок с цветущими гвоздиками, помещенный на заднем плане слева, является древним символом обручения. Фонтан с изображением Амура на дельфине это источник любви. Цветочные венки присутствуют здесь как эмблема чистоты и целомудрия; вьющаяся виноградная лоза, изображенная справа – супружеской привязанности, а попугай на руке невесты – верности в браке.

Вот коротенько всё о живописи Якоба Йорданса, представленной на выставке. О графике в другой раз, если вам будет интересно.

Tags: #Якоб Йорданс, Вернисаж, ЖЗЛ, Живопись, Изобразительное искусство, Картинки с выставки, Якоб Йорданс
Subscribe

Posts from This Journal “Картинки с выставки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →