Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Николай Васильевич Мещерин. Поэзия русского пейзажа. Картинки с выставки. Часть 2

Прежде чем продолжить путешествие по временам года, небольшое лирическое отступление о подмосковном родовом имении Мещериных в деревне Дугино Подольского уезда, расположенном в двадцати восьми верстах от Москвы, в живописной излучине реки Пахры, где нашёл своё убежище от городской суеты наш герой Николай Васильевич Мещерин. Благодаря особой атмосфере и традиционному быту, радушию и гостеприимству хозяев, царившим там, под сенью этой русской усадьбы в начале ХХ века собирались известные и талантливые московские художники того времени.


Окрестности Дугина, 1899 год. ГТГ
Василий ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ

Наверное именно таким увидел Дугино Игорь Эммануилович Грабарь, впервые посетивший имение: Дугино было расположено на левом берегу реки Пахры, на высоком холме, с которого открывался вид кругом на десятиверстное пространство. Вот она, типичная подмосковная природа – думал я, сидя в санях и проезжая то лесом, то холмами и полями, то перелесками. Был мягкий серебристо-серый день, с голубыми лесными далями. Куда ни взглянешь, все красиво, все хотелось писать.


Окрестности Дугина, фрагмент, 1899 год. ГТГ
Василий ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ

m-h-left
Усадебный дом в Дугине. 1900-е годы.

В начале XX века усадьба представляла собой двухэтажный дом, окруженный парком,
с многочисленными хозяйственными постройками: конюшней, ригой, амбаром, теплицей и сараями.


Под березами. Этюд, 1904 год. ГТГ
Игорь ГРАБАРЬ

...я в первый же день проехался с ним, чтобы ознакомиться с окрестностями Дугина, которыми остался очень доволен, особенно обилием берез. Это странное дерево, единственное среди всех белое, редко встречающееся на Западе и столь типичное для России, меня прямо заворожило, – вспоминал Игорь Грабарь


Для того, чтобы воссоздать образ поместья, превратить экспозиционную застройку в стены русского усадебного дома, подчеркнуть его интерьер, кураторы и оформители выставки использовали обои с классическим дамасским узором XIX века.


Дорожка в усадьбе. 1904 год. Собрание М.А. Суслова
Игорь ГРАБАРЬ


Диван в имении художника Н.В. Мещерина, 1890-е годы. Частное собрание
Алексей КОРИН

Николай Васильевич был очень увлекающимся человеком. И конечно, мимо него не могла пройти новинка того времени – граммофон, мода на который в начале ХХ века захватила весь мир. Не стала исключением и Россия, где послушать музыку любили все – от аристократов до зажиточных крестьян. В письме Игорю Грабарю Мещерин признавался: Что касается меня, то я начинаю трусить: как бы не ограммофониться. Так увлекся, что просто беда. Художник-меломан иногда ночи напролет проводил за прослушиванием пластинок. Его страстью были русские народные песни, романсы, оперы. Приобщал он к этому и своих многочисленных гостей и друзей.

ДугинО copy
Макет матерской Мещерина, воссозданный по фотографии

Хозяин Дугина создал в поместье своего рода эдем для художников-пейзажистов. В усадебном доме были оборудованы две мастерские. Одна для хозяина, другая – специально для гостей. К услугам художников был и кучер, готовый в любое время везти их на пленэр. Их обязанность заключалась в том, чтобы ездить на этюды в соседние Чурилково, или Шестово, или Колычево, Лукино, Куприяниху и Немчиниху. Сам Николай Васильевич до того привык к своему Лепорелло, что без него ни шагу не мог ступить. Если этюд писался у самой калитки дома, Володя все равно должен был запрягать арбузовскую лошадь, ставить мольберт, открывать ящик с красками и присутствовать при писании этюда. В конце концов он и сам соблазнился и начал писать этюды и делать копии. Они были не важны, но кучер Егор, уже не извозчик, а патентованный кучер, тоже соблазнившийся видимой легкостью писания масляными красками, достиг довольно неожиданных результатов, делая приличные копии и этюды с натуры (Игорь Грабарь)


Утренний чай, 1917 год. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан
Игорь ГРАБАРЬ
Хлебосольный хозяин развлекал гостей не только первыми граммофонными пластинками, но и требовал, чтобы самовар,
установленный на столе недалеко от дома никогда не остывал...


Сирень. Скамья, 1902 год. Частное собрание
Алексей КОРИН

ВС
Вишнёвый сад, 1904 год. Государственный музей Палехского искусства
Алексей КОРИН

Наслаждаясь неспешной и расслабленной жизнью в гармонии с природой, друзья Мещерина жили в усадьбе неделями, месяцами и даже годами. И при первой возможности возвращались в этот благодатный край. Живописец Алексей Корин с супругой Серафимой (на картине Вишнёвый сад) гостили в Дугино два года, а Игорь Грабарь в общей сложности пробыл около 13 лет: ...я застрял и на вторую зиму, на второй, третий, четвёртый и на тринадцатый год, превратившись а одного из старейших дугинских аборигенов... Здесь же он нашёл своё счастье, женившись на племяннице Николая Васильевича.

Гycев
Комната столяра Гусева в Дугине, 1900 год. Частное собрание
Николай МЕЩЕРИН


Парники, 1900 год. Частное собрание
Алексей КОРИН

аромат
А у желающих ещё есть возможность насладиться ароматом старой усадьбы...

К сожалению, об этом уютном очаге художественной жизни России начала ХХ века мы изрядно забыли. Да и усадьба Мещериных и господский дом практически утратили свои исторические черты. В советские годы дом подвергся серьезной перестройке. Подробнее об их состоянии можно прочесть у знатока усадебного быта Вадима, ака deadokey здесь

Окончание следует
часть 1.

Tags: #Дугино, #Музей русского импрессионизма, #Николай Мещерин, Вернисаж, ЖЗЛ, Жил-был художник, Забытые имена, Картинки с выставки, Николай Мещерин
Subscribe

Posts from This Journal “Картинки с выставки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments