Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Заграничный поход русской армии 1813 года, ноябрь–декабрь.

Французская армия отступала... Всё это чем-то напоминало отступление годичной давности из Москвы: французы двигались быстро, испытывая недостаток продовольствия, теряя много отставших солдат. Дисциплина в войсках падала. Конечно, не было морозов и обилия снега, как в России в начале ноября, воспитанные немецкие крестьяне были не так жестоки по отношению к поверженному врагу. Тем не менее, как свидетельствует очевидец: количество трупов и павших лошадей увеличивалось с каждым днем. Тысячи солдат, падая от голода и усталости, оставались позади, не имея сил добраться до лазарета.


Эпизод из кампании 1813–1814 годов. Отступающие французы
Альбрехт АДАМ


Битва между французскими и союзными войсками на Старом мосту Франкфурта 1 ноября 1813 года, отступление французов.
Неизвестный художник

Заняв Франкфурт, древний город Священной Римской империи, армии коалиции двинулись вверх по течению Рейна. Наполеон же 2 ноября переправился через реку на французскую территорию, а спустя несколько дней, как это не раз бывало, и вовсе покинул армию, что ещё больше содействовало снижению морального духа французских войск. Империя Наполеона рассыпалась, как карточный домик. Вслед за баварским королевством продолжился парад суверенитетов, практически вся Рейнская конфедерация (а это ни много, ни мало – более 35 королевств, герцогств и княжеств) перешла на сторону коалиции, кто по доброй воле, кто по принуждению (как королевство Вестфальское с изгнанным Жеромом Бонапартом). 24 ноября во Франкфурте-на-Майне был подписан акт о роспуске Рейнского союза. В Испании англичане теснили другого брата императора – короля испанского Жозефа Бонапарта, предал Наполеона король Неаполитанский Иоахим Мюрат, переметнувшийся к врагам ради сохранения собственного трона, была утрачена часть Италии.


Портрет Наполеона
Неизвестный художник

В начале ноября во Франкфурте союзники согласовали свою общую стратегию и предложили условия заключения мира для Наполеона, которые передали через пленённого под Лейпцигом французского дипломата, единокровного брата А. Коленкура, барона Сент-Эньяна. В общих чертах они сводились к следующему: Франции предлагалось вернуться к своим "естественным границам" по Рейну, Альпам и Пиренеям, обеспечить независимость Германии, Италии и Голландии и восстановить на испанском троне династию Бурбонов. Наполеон, развернувший напряжённую деятельность по подготовке новой войны и формированию армии, 16 ноября нехотя согласился начать переговоры на мирном конгрессе в Мангейме, но дал уклончивый ответ на франкфуртские предложения союзников. Бонапарту выгодно было тянуть время, в надежде на то, что союзники сами нарушат предложенные мирные условия и вина за возобновление боевых действий ляжет на них, да и время для создания новой армии будет больше. Уставшим от войны согражданам он вещал в своей тронной речи: Ничто с моей стороны не препятствует восстановлению мира. Я знаю и разделяю чувства французов, я говорю французам, потому что нет из них ни одного, который желал бы получить мир ценой чести. С сожалением я требую от этого благородного народа новых жертв, но эти жертвы диктуются самыми благородными и дорогими интересами народа. Я принужден был усилить свои армии многочисленными наборами: нации ведут переговоры с безопасностью для себя только тогда, когда они развертывают все свои силы Таким образом он дал понять, что новые мобилизации нужны не для ведения войны, а для защиты своих мирных намерений. Но верил ли ему кто-нибудь на этот раз? Вряд ли...

Попытки маршала Гувиона Сен-Сира, блокированного войсками коалиции под Дрезденом, прорваться к крепостям Торгау, Магдебургу или Виттенбергу, чтобы, объединив гарнизоны, присоединиться к корпусу Никола Даву в Гамбурге, не увенчались успехом. 11 ноября Дрезден был сдан австрийскому генералу Кленау со всем огромным арсеналом на условиях капитуляции, по которой гарнизон получил свободный пропуск во Францию с обязательством не воевать в течение полугода. Причём, двигались части Сен-Сира не вместе, объединённым корпусом, а колоннами по 2–3 тысячи человек, на расстоянии одного или двух дневных переходов (накормить на биваках одновременно такую большую массу людей измождённая войной страна была не в силах).

Но с некоторых пор союзное командование перестали устраивать подобные условия, они не были им утверждены. Поэтому корпусу Сен-Сира было предложено сдаться или возвратиться в город и продолжить оборону. Французский маршал протестовал против изменения условий, но, тем не менее, предпочёл сложить оружие. 30-тысячный дрезденский гарнизон был отведён в Моравию и Венгрию. Вот как негодовал по этому поводу генерал барон Жан-Батист-Антуан-Марселен де Марбо:

В первые дни все шло благополучно, но, как только последняя французская колонна вышла из Дрездена, передав противнику все форты и инженерные сооружения, неприятельские генералы объявили, что они не имели права подписывать капитуляцию без согласия своего верховного главнокомандующего князя Шварценберга, а этот князь не согласен с ними, поэтому капитуляция аннулируется! Предлагалось вернуть наши войска в Дрезден, чтобы они оказались в точности в той же ситуации, в какой находились в день подписания договора о капитуляции, т.е. с продовольствием, которого хватило бы лишь на несколько дней... ...Наши войска были крайне возмущены подобным вероломством… …Всякое сопротивление делалось невозможным. Таким образом, наши солдаты были поставлены перед печальной необходимостью сложить оружие! После предательства, совершенного на поле битвы при Лейпциге, происходил отказ от ранее принятых условий капитуляции, что до сих пор свято соблюдалось всеми цивилизованными нациями. Тем не менее немцы громко кричали о победе, потому что все, и даже бесчестие, казалось им дозволенным во имя поражения императора Наполеона. Все монархи-союзники приняли это новое и беззаконное международное право, неизвестное нашим предкам, и применили его на практике по отношению к гарнизону Данцига. (Мемуары генерала барона де Марбо)

Справедливости ради следует отметить, что главным инициатором подобной капитуляции был отнюдь не фельдмаршал Шварценберг, а российский император Александр I. Мне кажется, что этом были свои резоны, так как Наполеон не собирался прекращать войну, значит, вполне мог задействовать и возвратившиеся во Францию войска в новой кампании.


Солдаты, заболевшие тифом, изгоняются из Майнца
Иллюстрация к книге Адольфа Тьера История Консульства и империи, том 4

Итак, к концу ноября практически вся французская армия, участвовавшая в сражениях, подошла к берегам Рейна. 5 декабря 1813 года последние отряды французской конницы перешли реку, направляясь обратно во Францию. Но приключилась новая напасть – эпидемия сыпного тифа, которая выкосила почти треть остатков наполеоновских войск. В Майнце, как писал французский капитан Куанье: Всюду находили мертвых солдат, лежавших вповалку... Мне было поручено убрать все трупы солдат, умерших за ночь. Пришлось нарядить каторжников, чтобы свалить трупы на большие телеги, обвязав их веревками, словно возы с сеном. Каторжники не хотели идти на эту работу, но им пригрозили картечью. То, что осталось от французской армии, было распределено отдельными отрядами по Рейну от Майнца до Нимвегена для охраны всех переправ через реку.


Лагерь союзников под Данцигом, 1813 год
Гравировка Мэттью Дюбурга по рисунку Джона Хевисайда Кларка

Кроме этого, оставался ещё большой (в общей сложности равный по численности целой армии) контингент французских войск, блокированный в цитаделях, разбросанных вдоль берегов Вислы, Одера и Эльбы. Причём, обороняющие их солдаты не были новичками, но не смогли в дальнейшем участвовать в обороне Франции. В тяжёлом положении здесь были обе стороны, и французы, и местные жители, которых, из-за недостатка продовольствия, оккупанты нещадно обирали и зачастую выбрасывали за пределы крепостей. Лазареты были переполнены больными, инфекции распространялись и среди горожан.


Оборона Данцига
Орас ВЕРНЕ


Капитуляция Данцига, 1813 год
Карл РЁХЛИНГ

Несмотря на то, что осаждённые стойко защищались и держали оборону, часть крепостей (Замостье, Штеттин, Модлин) была сдана в ноябре и декабре, другая (Виттенберг, Данциг, Глогау, Кюстрин) ещё сопротивлялась до начала января. А вот крепости Вюрцбург, Наарден, Дельфзейл, Берген-оп-Зом и др. капитулировали только после завершения войны. Поляки, солдаты, принадлежавшие к бывшему Рейнскому союзу отпускались по домам, а французов ждал нелёгкий плен, зачастую на территории Российской империи.


Пожар в окрестностях Гамбурга 27 декабря 1813 года. Вид с плотины.
Петер ЗУР

И несгибаемый железный маршал Даву, блокированный частями союзных армий в Гамбурге, продолжал яростное сопротивление. Он не только обложил торговлю непосильными налогами и взыскивал огромные контрибуции, но и достаточно жестоко обходился с горожанами, обязав их трудиться на благо французского оружия. Но об этом в другой раз...

Итак, важнейшим итогом Заграничного похода 1813 года был не только разгром новой армии Наполеона и образование могущественной антифранцузской коалиции, но и восстановление европейского баланса сил: возвращение Франции к её естественным границам, распад Рейнского союза, освобождение Испании, Германии и Голландии.

Но на этом не заканчиваю. Ещё в декабре будет пост, уж не знаю, насколько интересный, но зато достаточно щедро иллюстрированный:)

Tags: Заграничный поход 1813 г., Изобразительное искусство, История в картинках, Однажды 200 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “Заграничный поход 1813 г.” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments