Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Category:

Памяти полководца. 200 лет со дня смерти Барклая-де-Толли

Барклай – древний, великий характер и, следовательно, всем народам, человечеству, принадлежащий
А.И. Тургенев в письме к брату Н.И. Тургеневу от 21 сентября 1839 года

В нём не было ничего иностранного, кроме его фамилии
Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц


Портрет Барклая-де-Толли
Джордж ДОУ

Его судьба – это большая человеческая трагедия. Это история о невежестве и неблагодарности, о честном человеке, оказавшемся чужим для тех, кому он преданно и верно служил. Нет сомнения, что ни один другой крупный русский полководец из плеяды героев войны 1812 года не был окружен такой пеленой слухов, нелепых сплетен, кляуз, легенд, обвинений во всех бедах Отечества... И это, несмотря на то, что во всех многочисленных сражениях Барклай-де-Толли неизменно проявлял воинское искусство, храбрость и необыкновенное хладнокровие. На посту военного министра, проводя свои преобразования на началах неукоснительной строгой дисциплины, но вместе с тем и уважения к солдатам, и командующего Первой Западной армией в период стремительного нашествия Великой армии, Михаил Богданович действовал, руководствуясь не слепым, безумным честолюбием в угоду общественному мнению, а исходя из высших интересов страны, стремления сохранить и объединить силы разрозненных русских войск.


Памятник генерал-фельдмаршалу Б.М. Барклаю де Толли у Казанского собора Санкт-Петербурга. Установлен в 1837 году
Скульптор Борис Орловский, литьё Василий Екимова, архитектор Василий Стасов под общим руководством Константина Тона

Барклай (...в имени твоем звук чуждый не взлюбя А.С. Пушкин)! Современники событий 1812 года почти в один голос утверждали, что не только сам лично Барклай-де-Толли, а одно его имя вызывало негодование. Немец! – вот квинтэссенция отношения. Все прекрасно знали, и недруги в том числе, что он был российским подданным в четвертом поколении, сыном офицера русской армии, лично прослужившим в ней до 1812 года несколько десятилетий. Михаил Богданович никакой другой родины, кроме России, не знал и знать не желал, ощущал себя русским гражданином и русским патриотом. Когда во время визита в Лондон в свите Александра I летом 1814 года, на встрече с представителями шотландской ветви Барклаев зашла речь о возможности приобретения им древнего фамильного замка, генерал-фельдмаршал категорически отказался от этой затеи, заявив, что он русский по рождению и со своей судьбой неотделим от России.


Памятник Барклаю-де-Толли в Тарту, 1849 год
Скульптор Василий Демут-Малиновский, архитектор Аполлон Щедрин

Особенно лютовал истинный русак аж во втором поколении, всеобщий любимец армии князь Пётр Иванович Багратион, без конца строчивший на командующего Первой Западной армией доносы, обвинения в злых умыслах, измене, некомпетентности.

Опала, (подробности ЗДЕСЬ) постигшая Барклая-де-Толли в 1812 году, тяжко отозвалась на всей дальнейшей судьбе полководца – прижизненной и посмертной. Поводом к этому, помимо дурных толков в войсках и обществе летом 1812 года, явилась также публикация в официальных российских газетах рапорта генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова Александру I от 16 сентября, в котором тот утверждал, что сдача Москвы французам стала прямым следствием оставления Смоленска. Таким образом Михаил Богданович Барклай-де-Толли оказался ещё и непосредственным виновником падения первопрестольной.


Памятник Барклаю-де-Толли в Риге, 1913 год
Скульптор Вильгельм Вандшнейдер-Шарлоттенбург
Скульптура утрачена во время Первой мировой войны


Восстановлена и подарена городу Риге 22 декабря 2001 года предпринимателем Евгением Гомбергом
Скульпторы Алексей Мурзин и Иван Корнеев, литейщик Денис Гочиячев


фрагмент

Несмотря на то, что эти события нанесли Барклаю такую душевную травму, от которой он не мог оправиться до конца своих дней, после отъезда из армии полководец не молчал. Для опровержение столь тяжких обвинений он начал энергичную борьбу за свою реабилитацию и восстановление попранного авторитета перед общественным мнением России. В течение полугода он написал несколько оправдательных записок (Примечание Барклая-де-Толли на рапорт главнокомандующего армиями генерал-фельдмаршала князя Голенищева-Кутузова; Объяснения генерала от инфантерии Барклая-де-Толли о действиях Первой и Второй западных армий в продолжение кампании сего 1812 года; Оправдание генерала Барклая-де-Толли), в которых аргументированно опроверг своих недоброжелателей, решительно отвёл их клеветнические упреки в свой адрес, доказывал неизбежность принятого им способа ведения войны.

Барклай надеялся обнародовать эти записки от своего имени в правительственной печати, добиваясь на то санкции Александра I. Однако монарх не горел желанием допустить публичное оправдание опального полководца. Ещё одна, сугубо конфеденциальная записка, была адресована непосредственно царю и называлась Изображение военных действий 1-й армии в 1812 году. И только позже, в первые послевоенные годы, благодаря помощи доверенных сотрудников своего штаба, военных литераторов и издателя Сына Отечества Н.И. Греча, негласно, в обход царя, удалось опубликовать несколько историко-публицистических брошюр, проинформировавших русское общество о сути стратегического плана отступления русской армии летом 1812 года.


Памятник Фельдмаршалу Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли в посёлке Нагорное, 1821 год
Черняховского района Калининградской области
Архитектор Карл Фридрих Шинкель

Длительное время оправдательные записки Барклая были окружены тайной и находились под бдительным надзором властей. Свою негативную роль в их замалчивании сыграли и некоторые военные деятели и историки. В частности граф А.А. Аракчеев, враждебно настроенный против Барклая-де-Толли, скрывавший до конца своих дней в архиве имения Грузино ценные документы о войне и оправдательные записки полководца, переданные ему императором Александром Павловичем по ходу событий. Это стало одной из причин того, что эти записки Барклая в первую четверть века после войны вообще не проникли в печать. А ведь, будь хотя бы несколько из них опубликовано, общество узнало бы совсем другого Барклая: честного, принципиального, мыслящего, благородного...

Официальный историк А.И. Михайловский-Данилевский, автор Описания Отечественной войны, имевший личную неприязнь к памяти умершего полководца и говоривший о нём с откровенным недоброжелательством, также внёс свою лепту в очернение личности Барклая. Тем более, что именно его трудом активно пользовался Лев Толстой при создании своей эпопеи Война и мир. Конечно, труд Михайловского-Данилевского изучали в основном историки и военные специалисты, а читали немногие обыватели. А вот Лев Николаевич в своем романе, обрисовав Барклая с оттенком сарказма, как непопулярного, не внушающего доверия немца-главнокомандующего, сухого и ограниченного педанта, а в черновых редакциях романа даже ничтожного, повлиял на историческое сознание русского общества. Эти несправедливые и оскорбительные оценки поддерживали уничижительное отношение к Михаилу Богдановичу среди миллионов читателей и почитателей толстовской эпопеи на многие годы, вплоть до наших дней.


Бронзовый бюст М.Б. Барклаю де Толли в Государственном Бородинском военно-историческом музее-заповеднике, 1947 год
Скульптор Заир Азгур

К 25-летнему юбилею Войны 1812 года Александр Сергеевич Пушкин опубликовал в Современнике своё знаменитое стихотворение Полководец, в котором практически впервые рассказал о трагедии непризнанного современниками военачальника (вождя несчастливого), воздал должное и восстановил историческую справедливость в отношении русского полководца, защитив его поруганную в 1812 году репутацию и напомнив о его заслугах в деле спасения Отечества. Причём, имя героя в стихотворении не было названо, но легко угадываемо за его строками. Полководец вызвал бешенный резонанс в обществе, в том числе и отрицательный, да такой, что поэт вынужден был вослед на резкую критику в печати племянника Светлейшего князя Лонгина Голенищева-Кутузова, о том, что он позволил себе совершенно неприличный вымысел, написать историко-публицистический очерк Объяснение...

Лишь в середине XIX века оправдательные записки Барклая-де-Толли попали в поле зрения историков и исследователей, хотя цензурно-политическое табу сохраняло к ним отчасти свою силу на протяжении всей второй половины XIX века. И в 60–70-х годах XIX века военачальника продолжали низводить до положения посредственного генерала-иностранца, неспособного к самостоятельным ршениям и действиям, печатать подобные фантастические утверждения: Барклай, никогда не бывший главнокомандующим, знаком был с военным управлением только на бумаге; его пребывание на посту главнокомандующего грозило погибелью обеим армиям...


Памятник М.Б. Барклаю де Толли, г. Черняховск, Калининградская область, 2007 год
Скульптор народный художник РФ Владимир Суровцев, архитектор Виктор Пасенко

Предвзятое отношение к Барклаю-де-Толли вновь внезапно появилось в советское время, когда Иосиф Сталин в 1947 году в журнале Большевик заявил, что Кутузов как полководец был, бесспорно, двумя головами выше Барклая-де-Толли... Совершенно голословный и беспочвенный тезис вождя о двух головах стал непререкаемой догмой, сигналом для понимающих; вновь заскрипели услужливые перья некоторых историков, начался очередной радикальный пересмотр истории Отечественной войны 1812 года. Довоенные работы Евгения Тарле были подвергнуты в 1951 году резкой критике за преклонение перед иностранными историками. Жилин, Гарнич, Бескровный и другие вновь высоко подняли на щит русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова (который в этом вовсе не нуждался), ему единственному приписывали все заслуги разгрома Наполеона, а Барклай стал изображаться крайне тенденциозно, не иначе, как крепостником (крепостных, кстати, Михаил Богданович не имел вообще) и сварливым лицемером.

Несмотря на то, что после смерти И.В. Сталина вновь начался пересмотр деятельности полководца, даже до настоящего времени широкая общественность о его заслугах не очень-то осведомлена. Сужу по празднованию 200-летия Войны 1812 года.

gerb

Вынужденный в октябре 1812 года на время оставить войска, Михаил Богданович Барклай-де-Толли вновь был призван на службу Отечеству, проявив свой полководческий талант и в ходе Заграничных походов 1813–1814 годов, дошёл до Парижа. Барклай-де-Толли был вознагражден по заслугам: он стал вторым полным Георгиевским кавалером, возведен в графское, а затем и в княжеское достоинство, отмечен высшими наградами европейских государств. Его вновь уважали в войсках за справедливость, беспристрастие, доброе обращение. Казалось бы, что человеку ещё надо?.. Но признайтесь сами, много ли мы знали до недавнего времени о тех самых Заграничных походах? Что-то слышали о Битве народов, взятии Парижа, казаках, Бистро! Бистро!...

В последние годы жизни Барклай-де-Толли руководил боевой подготовкой войск, но был вынужден просить позволения у государя поехать на лечение в Германию на минеральные воды. В пути он скончался 26 мая 1818 года близ г. Кёнигсберга. Полководцу было всего пятьдесят шесть лет... Об усадьбе и здании, где умер фельдмаршал Барклай-де-Толли можно прочесть ЗДЕСЬ

И ещё несколько слов о мавзолее Михаила Богдановича Барклая-де-Толли

Barclay_Tolly_mausoleum

Спустя пять лет после смерти полководца, в 1823 году вдова Барклая-де-Толли построила в своём родовом имении Йыгевесте Валгского уезда в Эстонии мавзолей, сохранившийся до наших дней. Здание в строгом классическом стиле выполнено по проекту петербургского архитектора Аполлона Феодосиевича Щедрина. По своей форме фасад мавзолея символизирует триумфальную арку. На фронтоне портика помещен герб Барклая-де-Толли и его девиз: Верность и терпение. Над фронтоном расположено полукруглое окно с цветными стеклами, символизизирующее солнце, постоянно освещающее могилу генерал-фельдмаршала.

Barclay_de_Tolly_mausoleum
Автор надгробного монумента внутри мавзолея – скульптор Василий Иванович Демут-Малиновский.

Надгробный монумент выполнен из гранита, мрамора, порфира и бронзы. На цоколе монумента изображено вступление русских войск в предместье Парижа – Монмартр в ходе Заграничного похода 1814 года. По бокам от монумента на стенах мавзолея расположены мемориальные доски с биографией военачальника и перечислением походов и сражений, в которых он принимал участие. Венчает обелиск в верхней части изображение семи звезд, расположенных по кругу, символизирующих семь великих побед полководца.

20150423_114123

На фоне трехметрового гранитного обелиска, на пьедестале из белого мрамора, стоит бронзовый бюст полководца в натуральную величину, справа от него – фигура богини войны Афины Паллады, венчающей героя лавровым венком. Слева – фигура Скорбящей России, оплакивающей потерю великого человека. У подножия бюста – бронзовая подушка с античными мечом и шлемом, боевыми орденами, княжеской короной и фельдмаршальским жезлом.

95_full

original
От надгробного монумента вниз, в подвальное помещение, уходит лестница. Там установлены два гроба: князя Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (слева) и его супруги княгини Елены Ивановны Барклай-де-Толли. Вход в усыпальницу посетителям запрещен.

Tags: #Барклай-де-Толли, Заграничный поход 1813 г., Заграничный поход 1814 г., Отечественная война 1812 года, Память
Subscribe

Posts from This Journal “Отечественная война 1812 года” Tag

  • Субботняя угадай-ка... Ответы и итоги

    Подводим итоги праздничной игры, посвящённой годовщине победы русского оружия в Войне 1812 года. Уверенную победу одержала Вера, ака…

  • С Днём победы в Войне 1812 года!

    Мои друзья помнят, что в этот день 6 января 1813 года (25 декабря 1812 года по ст. ст.), в день подписания императором Александром Павловичем двух…

  • Субботняя угадайка

    Пора оторваться от новогодних яств и празднеств и немного поиграть) По сложившейся традиции наша игра будет посвящена победе в Отечественной войне…

  • День победы. 6 января 1813 года

    Как обычно в этот день 6 января 1813 года (25 декабря 1812 года по ст. ст.), в день подписания императором Александром Павловичем двух Высочайших…

  • Субботняя угадайка

    По сложившейся традиции наша первая игра нового года будет посвящена победе в Отечественной войне 1812 года. Я просто задам вам несколько вопросов…

  • Декабрь 1812 года. Хроника отступления.

    12 декабря в Вильно прибыл главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов. Адмирал Павел Васильевич Чичагов…

  • Декабрь 1812 года. Хроника отступления. От Вильно до Ковно...

    В этом царстве смерти все продвигались, как жалкие тени! Глухой и однообразный звук наших шагов, скрип снега и слабые стоны умирающих нарушали…

  • Декабрь 1812 года. Хроника отступления. Бегство Наполеона

    После переправы через Березину начался самый трагичный отрезок в истории нашествия Великой армии в Россию. Её остатки, преследуемые авангардом…

  • 24–29 ноября 1812 года. C'est la berezina

    После Бородино в недрах дворцовых кабинетов придворными генералами императора Александа I был разработан план операции на реке Березине, получивший…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →