?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Русская армия под командованием фельдмаршала Кутузова после оставления Москвы фланговым маршем двинулась к городу Подольску. Благодаря тому, что Великая армия 14-16 сентября занимала первопрестольную, а потом боролась с пожарами, русские войска имели возможность неспешно отходить вглубь по Рязанской дороге. Однако спустя два перехода, ночью, неожиданно для сопровождавшего её авангарда маршала Мюрата, войска свернули на запад к Подольску, а затем на Старую Калужскую дорогу, по которой дошли до Красной Пахры. 21 сентября они остановились на шестидневный отдых.


Бивак русских войск
Александр АВЕРЬЯНОВ

Командир французского авангарда прозевал этот манёвр, приняв небольшие казачьи отряды и корпус генерала Раевского, продолживших движение на Рязань, а затем незаметно растворившихся в лесах, за арьергард русских и таким образом русская армия исчезла из виду для Наполеона на 9 суток, что позволило Кутузову спокойно отвести её на безопасные позиции. Для поиска армии неприятеля Наполеон вынужден был направить несколько отрядов по трём направлениям, и только под Подольском Мюрат вторично настиг арьергард под командованием Милорадовича, который успешно отразил все атаки маршала.

Прежде чем продолжить рассказ о тарутинском лагере, сделаю небольшое отступление, о котором у нас не принято распространяться. Дело в том, что Кутузов по только ему известной причине приказал эвакуировать провиантские склады из Калуги во Владимир, а армию, наоборот, двинул в сторону Калуги. Это привело к тому, что в войсках начался элементарный голод. Вот как об этом писал Ростопчин в письме Александру I: 29 августа (10 сентября по н.ст.) без ведома генерал-интенданта Ланского Светлейший отдал приказ отправить съестные припасы из Калуги во Владимир, а затем – в Рязань... в результате вот уже три дня, как войскам нечего есть. А в письме к Аракчееву продолжил: Беспорядок дошел до такой степени, что на виду у генералов солдаты начинают грабить дома бедных мужиков, и на 50 верст в окружности страна опустошена. Солдаты мрут, как мухи, от голода и холода... Число больных достигает 400 человек в день


Тарутинский лагерь
А. CОКОЛОВ А. СЕМЁНОВ

И всё же русская армия худо-бедно продолжила своё движение и к 3 октября прибыла в район села Тарутино, где расположилась в укрепленном лагере. Благодаря Тарутинскому манёвру русские войска были выведены из-под удара Великой армии и прикрыли богатые людскими ресурсами, оружием и продовольствием базы снабжения. Кроме этого, они имели возможность угрожать сообщениям и коммуникациям французов на Смоленской дороге, а также лишили Наполеона возможности предпринять какие-либо диверсии против столицы или беспрепятственно наступать на Санкт-Петербург (куда он, впрочем, и не стремился).

Московские зарисовки от Христиана Вильгельма Фабера дю ФОРА


Охрана артиллерийского парка Третьего армейского корпуса возле Владимирской заставы, 2 октября 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

В Москве артиллерийский парк 3-го армейского корпуса сначала был размещен за пределами Камер-Коллежского вала, у Владимирской заставы, и его охрана была поручена посту, составленному из вюртембержцев, французов и голландцев, которые разместились в караульном помещении этой заставы. Позднее было решено, что за линией вала оставаться опасно, и его переместили на большую площадь, а для размещения охраны отвели расположенный по соседству каменный дом. И первое, и второе места, выбранные для расположения парка, находились неподалеку от квартир артиллерии 3-го армейского корпуса.

Рисунок, который видит читатель, изображает караульное помещение у Владимирской заставы и пост. Ночной и утренний холод заставлял часовых одеваться в самые необычные костюмы: на голландском канонире, стоящем в карауле, меховой колпак, руки он засунул в муфту, а под военным плащом у него надет домашний халат. Эти странные наряды стали лишь прелюдией к тем, к которым пришлось прибегать при отступлении, чтобы защититься от холода.





Старообрядческая церковь в Москве 3 октября 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

Большая казарма, или Военная школа, в которой разместились артиллеристы 3-го армейского корпуса во время нашего пребывания в Москве, находилась в районе, именуемом Лефортовским, на левом берегу Яузы, возле Салтыковского моста и придворного сада, недалеко от большого парка и Владимирской заставы. Эти великолепные окрестности отличались множеством деревьев, что является редкостью в тех краях, и предлагали глазу приятный вид.

Так, на границе этого района города, называемого Рогожским, на левом высоком берегу Яузы, покрытом зарослями кустарника, мы заметили красивую церковь, которая, полускрытая очаровательными группками деревьев, имела весьма живописный вид. Ее темно-синие купола, усыпанные золотыми звездами и поднимавшиеся ввысь среди прекрасных крон деревьев, окрашенных радостными красками осени, выглядели просто великолепно. Это церковь старой веры, как нам сказали живущие в Москве немцы, или, по словам русских, раскольников, но мы так и не сумели разобраться, принадлежит ли она верующим, придерживающихся старого обряда, который расходится с господствующей греческой церковью не в принципиальных догмах, а лишь в некоторых особенностях обрядов, или же закоренелым раскольникам.


4 октября произошло ещё одно событие, о котором хочу упомянуть. Что греха таить фельдмаршал Кутузов не благоволил к генералу от инфантерии Барклаю-де-Толли, неприязнь его доходила до того, что он не считал нужным сообщать командующему Первой армией о своих распоряжениях и перемещениях в ней, что в те времена считалось равносильным публичному оскорблению.


Портрет Михаила Богдановича Барклая-де-Толли
Франческо ВЕНДРАМИНИ по рисунку Луи де СЕНТ-ОБЕНА, 1813 год

Это повторялось не раз и не два, но Барклай старался не замечать, и всегда, с врожденным хладнокровием, пытался скрывать свою горечь. Он не был бесчувственным человеком, в его душе также бурлили страсти, но он старался не давать ход своим эмоциям и чувствам, понимая, что это может навредить делу. Тщетно Барклай-де-Толли рапортовал о творящихся безобразиях: Обе армии, зная только, что надо следовать большою дорогой, шли без порядка. Экипажи, артиллерия, кавалерия, пехота, часто изломанные мосты останавливали движение, о починке которых не прилагалось никаких стараний. Приходя после утомительного перехода на назначенное место, войска бродили остаток дня то влево, то вправо, не зная, где остановиться, и, наконец, останавливались по сторонам большой дороги в колоннах, без биваков и продовольствия. Я сам за несколько дней не имел при себе никого из квартирмейстерского корпуса, который мог бы дать мне сведения о переходах и стоянках. Три раза в один день отдаются приказания атаковать неприятельские аванпосты и три раза отменяются. Наконец приводятся бесполезно в исполнение около вечера без цели и основания, потому что ночь заставляет прекратить действия. Подобные поступки заставляют опасаться, что армия потеряет всякое доверие к своим начальникам и даже храбрость.

И под Тарутино Михаил Богданович не выдержал, надоело окончательно... К тому же он заболел, что и стало поводом: Все эти обстоятельства в совокупности расстроили мое здоровье и сделали меня неспособным продолжать службу Генерал Барклай-де-Толли подал рапорт об отставке на имя Кутузова, который без лишних слов был удовлетворён. Мавр сделал своё дело...

После Бородино отношение сослуживцев к генералу изменилось, но обида и горечь, глубоко ранившие его сердце, не проходили. Кроме этого, слияние Первой и Второй Западных армий привело к тому, что Барклай-де-Толли оказался не у дел, он понял, что в сущности стал лишним. Меня нельзя обвинять в равнодушии; я прямо высказывал свое мнение, но меня как будто избегают и многое от меня скрывают... (из письма Михаила Богдановича супруге)

Так что отставка не была капризом генерала, она была предопределена. Тем более, что не заставил себя ждать приказ императора об его увольнении с поста военного министра. Даже, не замеченный в особых симпатиях к Михаилу Богдановичу, генерал Ермолов позже писал в своих Записках: 22-го числа сентября военный министр генерал Барклай-де-Толли оставил армию и через Калугу отправился далее. Не стало терпения его: видел с досадою продолжающиеся беспорядки, негодовал за недоверчивое к нему расположение, невнимательность к его представлениям.

Генерал от инфантерии Михаил Барклай-де-Толли, прошедший с русской армией весь её печальный и нелёгкий путь – от Вильно до Тарутино, покинул раположение войск 4 октября. На этом его участие в Отечественной войне 1812 года завершилось.

Уезжая из Тарутинского лагеря, Барклай сказал адъютанту: Я должен уехать. Это необходимо, так как фельдмаршал не дает мне возможности делать то, что я считаю полезным. Притом главное дело сделано, остается пожинать плоды. Я слишком люблю Отечество и императора, чтобы не радоваться заранее успехам, коих можно ожидать в будущем. Потомство отдаст мне справедливость. На мою долю выпала неблагодарная часть кампании; на долю Кутузова выпадет часть более приятная и более полезная для его славы. Я бы остался, если бы я не предвидел, что это принесет армии больше зла. Фельдмаршал не хочет ни с кем разделить славу изгнания неприятеля со священной земли нашего Отечества. Я считал дело Наполеона проигранным с того момента, как он двинулся от Смоленска к столице. Это убеждение перешло во мне в уверенность с той минуты, как он вступил в Москву... К тому же император, коему я всегда говорил правду, сумеет поддержать меня против обвинений со стороны общественного мнения. Время сделает остальное: истина подобна солнцу, которое в конце концов всегда разгоняет тучи. Я сожалею единственно о том, что не могу быть полезен армии и лично всем вам, разделявшим со мною труды. Я передал фельдмаршалу армию сохраненную, хорошо одетую, вооруженную и не деморализованную. Это дает мне наибольшее право на признательность народа, который бросит теперь, может быть, в меня камень, но позже отдаст мне справедливость...

А сверкающая золочёнными куполами, роскошная и загадочная Москва, какой она казалась императору Наполеону с высоты Поклонной горы, становилась всё более неприветливой и опасной. Тревога и растерянность Бонапарта нарастали, а вместе с ними и ощущение западни. Ожидания императора, что с взятием Москвы война завершится и русские сами запросят мира, не оправдались. Поэтому он в очередной раз озаботился поиском мира с этими непокорными русским императором.


Мир во что бы то ни стало. Наполеон и генерал-адъютант Лористон
Василий ВЕРЕЩАГИН

Сначала Наполеон хотел послать в Санкт-Петербург дипломата Александра Коленкура, но тот смог убедить его, что этот вояж может принести больше вреда, чем пользы, так как даст понять императору Александру о трудном положении французских войск.


Портрет маркиза де Лористона
Неизвестный художник французской школы

3 октября Наполеон написал письмо фельдмаршалу Михаилу Кутузову, которое вручил своему генерал-адъютанту и дипломату, бывшему послу в России, генералу Жаку Александру Бернару Ло, маркизу де Лористону и направил его к Кутузову в Тарутино со словами: Я хочу мира! Мне нужен только мир, и я непременно хочу его получить! Спасите только честь! (из Записок де Сегюра)


Письмо императора Наполеона князю Кутузову

5 октября Лористон прибыл в Тарутинский лагерь. Не без труда добившись встречи с главнокомандующим, он вручил фельдмаршалу письмо Наполеона, в котором говорилось: Князь Кутузов, посылаю к Вам одного из моих генерал-адъютантов для переговоров о многих важных делах. Хочу чтобы Ваша светлость поверили тому, что он Вам скажет, особенно, когда он выразит Вам чувства уважения и особого внимания, которые я с давних пор питаю к Вам. Не имея сказать ничего другого этим письмом, молю всевышнего, чтобы он хранил Вас, князь Кутузов, под своим священным и благим покровом. Москва 3 октября 1812. Наполеон.


Лористон в ставке Кутузова
Николай УЛЬЯНОВ

По настоянию Лористона встреча происходила с глазу на глаз. Переговоры продолжались около часа. Лористон предложил заключить перемирие и разрешить ему поехать в Петербург с письмом от Наполеона к императору Александру I, в котором содержались условия мирного договора.


Князь Кутузов отвергает предлагаемый Наполеоном через генерала Лористона мир
Иван ИВАНОВ

И хотя Кутузов отказался пропустить дипломата в Санкт-Петербург, но пообщал, что привезённое им письмо для императора Александра будет переслано. На предложение же Лористона о заключении мира, фельдмаршал ответил отказом, сказав, что не имеет на то полномочий и напомнил, что не русские начали эту войну и она только началась. На этом миссия генерала Лористона и завершилась и он возвратился в Москву.

После отъезда маркиза де Лористона из Тарутино, главная квартира генерал-фельдмаршала Кутузова переместилась в деревню Леташовку в 5 километрах от Тарутина. Сам лагерь продолжал укрепляться: вдоль всего фронта и на флангах, возводились земляные укрепления, а в лесу была сделана засека. В районе лагеря действовали партизанские отряды под началом Дорохова, Сеславина и Фигнера. Продолжалась рутинная работа по призыву новых ополченцев, пополнению численного состава армии, обеспечению её вооружением, продовольствием, обмундированием.


Симонов монастырь в Москве 7 октября 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

В Москве император Наполеон всё ещё надеялся на ответ Александра I, а Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР любовался оставшимися в целости красотами Москвы...

В южной части Москвы, совсем рядом с Камер-Коллежским валом и немного дальше большого порохового склада, на высоком берегу Москвы-реки расположен Симонов монастырь. В отличие от большинства русских монастырей он укреплен и окружен татарской стеной с башнями и имеет весьма живописный вид. Во время нашего пребывания в Москве он сначала служил складом для упряжи павших лошадей и, если я не ошибаюсь, частично сгорел при нашем отступлении из города.


Москва 8 октября 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

Перед нами юго-восточная часть Москвы, примерно на треть ее протяженности. Прежде всего, видны развалины Крутицкой слободы, возвышающиеся стены Крутицкого подворья, которое до пожара служило казармой для роты военной полиции. За подворьем виден, отделенный только рвом, по которому течет ручей, Новоспасский монастырь с его великолепной колокольней, самой большой в Москве после кремлевской колокольни Ивана Великого. Справа, дальше, над лесом из фруктовых деревьев возвышаются башни Покровского монастыря. Все эти места относятся к Таганской части (XIX округ). Слева видна часть Земляного города – дворцы и набережные на Пятницкой, на правом берегу Москвы-реки, а также церкви и участки, где стояли сгоревшие дома, Яузской части (VII округа), расположенные на левом берегу. Задний план картины изображает Китай-город, к которому примыкают кварталы Белого города, Земляного города и предместий, находившихся справа.




Москва 8 окт
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

Если от северо-западного бастиона порохового склада перевести взгляд на заходящее солнце, то видно, что на правом берегу Москвы-реки простираются опустошенные пожаром кварталы и остатки домов Кожевнической слободы, а в центре – одна из живописных церквей, замечательная своей простотой и бесконечным разнообразием. Таких в Москве сотни, и они говорят о близости Азии. Огонь пощадил ее, как и почти все московские церкви. Их массивные конструкции, доминирующие над прочими зданиями, и крыши, по большей части крытые железом, а также незначительное количество горючих материалов внутри позволили им уцелеть в общем пожаре. Также этому способствовало уважение поджигателей к религии. Вдали сквозь осенний туман видны здания и церкви Коломенской Ямской слободы, а также некоторые строения Пятницкой, расположенной в Земляном городе. Кожевническая слобода и Коломенская Ямская относятся к Серпуховской части (XX округа), которая находится между Камер-Коллежским валом и Земляным городом.

Записи из этого журнала по тегу «Отечественная война 1812 года»

Комментарии

( 20 мррр-мяу — погладить мурлыку )
kobrochka1
4 окт, 2017 10:42 (UTC)
Конечно, Москва становилась неприветливой! Вот не любит она захватчиков!
pro100_mica
4 окт, 2017 15:08 (UTC)
В общем-то вся Россия их не любит. Мы же не пруссаки какие-то там, австрийцы или голландцы, которые с поклоном принимали Бонапарта и ключи ему на бархатных подушечках вручали)))

Прием императора Наполеона в Амстердаме 9 октября 1811 года. Mattheus Игнатия ван Бри

Edited at 2017-10-06 17:46 (UTC)
Артем Кораблев
4 окт, 2017 11:12 (UTC)
Вот почему подал в отставку Барклай де Толли. Я думал, что и впрямь болезнь была на первом плане.
pro100_mica
4 окт, 2017 15:24 (UTC)
Нет, болезнь стала просто хорошим поводом...
Артем Кораблев
4 окт, 2017 15:26 (UTC)
Понятно! "Мир любой ценой" тоже не случился. Респект, Александру Павловичу!
pro100_mica
4 окт, 2017 15:28 (UTC)
Александр с самого начала мечтал не просто победить Наполеона, а разгромить его. Потому и продолжил Заграничные походы вопреки желаниям Кутузова и союзников.
smysloman
4 окт, 2017 16:56 (UTC)
Никто лучше А.С.Пушкина не передал судьбу Барклая-де-Толли
в стихотворении "Полкловодец"
pro100_mica
4 окт, 2017 20:21 (UTC)
Да, это замечательный памятник Барклаю. Вот только после выхода стихотворения в печати родственники Кутузова, ревностно оберегавшие его заслуги, не могли пережить похвалы в адрес Михаила Богдановича, обвиняли поэта в принижении роли Кутузова, ставили ему на вид, заставляли оправдываться...
Это стихотворение по сути вывело имя Барклая из забвения...
vagant
4 окт, 2017 18:19 (UTC)
А где находится или находилась Владимирская застава?
pro100_mica
4 окт, 2017 19:50 (UTC)
Владимирская или Проломная Застава в Лефортово выводила на Владимирский тракт, сейчас там находится Проломная площадь. Думаю, вы не раз там проезжали)

vagant
4 окт, 2017 22:01 (UTC)
Спасибо! Не знал!
pro100_mica
5 окт, 2017 16:06 (UTC)
Но бывали там?)
vagant
5 окт, 2017 16:20 (UTC)
Бывал, но я не знал, что это место называют Владимирской заставой.
pro100_mica
5 окт, 2017 17:50 (UTC)
Владимирской заставой это место было в XVIII – начале XIX вв., потом переименовали.
aptmy3eoh
4 окт, 2017 20:42 (UTC)
Очень понравилась картина Василия Верещагина. Мольба в глазах Наполеона и обречённость в фигуре Лористона...
pro100_mica
5 окт, 2017 16:05 (UTC)
Согласна, эта картина очень выразительная!)
galik_123
6 окт, 2017 17:22 (UTC)
Барклай вызывает всё большее уважение.
А Москва - на всех картинах просто сказочный город!
pro100_mica
6 окт, 2017 18:17 (UTC)
Да. Очень приличный человек, знающий и любящий Россию. Жаль только, что всё равно его заслуги, коих немало не только в войне 1812 года, недооценены.
Все в курсе, что Кутузов победитель Наполеона, и умалять его заслуги ни-ни. Но что бы он сделал, если бы при Бородино у него была другая армия, а не та, которую сохранил Барклай. Именно Михаил Богданович впервые в войнах такого масштаба применил тактику выжженной земли, когда противник отрезался от тыла и снабжения. Поэтому французы пришли к Бородино усталыми, измотанными, перенесшими болезни и лишения, а не на пике боевого духа... Он так и остался провинциальным генералом, а многие вообще о нём понятия не имеют.




Всю оставшуюся жизнь после Загранпоходов пытался доказать правильность своих действий
legal_57
19 окт, 2017 10:07 (UTC)
Кутузов со своими перемещениями складов прямо как враг народа действовал... Он что, совсем не понимал, что такую армию нужно кормить?
pro100_mica
20 окт, 2017 10:07 (UTC)
Начальник штаба Беннингсен писал: Солдаты уже не составляют армии. Это орда разбойников и они грабят на глазах своего начальства. В эту минуту, на 50 верст отсюда, страна разорена совершенно, и гвардейцы действуют заодно с остальными. Расстреливать невозможно: нельзя же казнить смертью по несколько тысяч человек в день? Князя Кутузова больше нет - никто его не видит; он все лежит и много спит. Солдаты презирают его и ненавидят его Последняя фраза, правда, вызывает сомнение...
( 20 мррр-мяу — погладить мурлыку )

Календарь

Апрель 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com