Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

20–30 августа. Пришёл Кутузов...

В разгар смоленского сражения, в Санкт-Петербурге был созван Чрезвычайный Комитет, который предложил императору Александру I кандидатуру главнокомандующего всеми действующими армиями Российской империи. В состав комитета император ввёл шесть человек: своего бывшего воспитателя, председателя Государственного совета генерал-фельдмаршала графа Николая Ивановича Салтыкова, петербургского главнокомандующего генерала от инфантерии Сергея Кузьмича Вязмитинова, председателя Департамента военных дел Государственного совета генерала от артиллерии Алексея Андреевича Аракчеева, министра полиции генерал-адьютанта Александра Дмитриевича Балашова и двух действительных тайных советников графа Петра Васильевича Лопухина и дипломата князя Виктора Павловича Кочубея.


М.И. Кутузов у портрета Суворова
Ксилография Лаврентия СЕРЯКОВА по миниатюре Ивана ТЕРЕБЕНЁВА

Необходимость единого командования назрела окончательно и была всем очевидна. Ура-патриотические настроения в обществе преобладали, отступление русской армии возмущало практически всех: бурлил от негодования свет, члены императорской семьи были недовольны, возмущалось дворянство и все слои общества, роптала армия, жаждавшая побед, а не отступлений... Генералы бомбардировали императора письмами и донесениями типа этого:

Дела с каждым днем становятся все хуже и хуже. Войска недовольны до такой степени, что ропщут уже солдаты; они не имеют никакого доверия к их главному начальнику. Нужен другой главнокомандующий, один над обеими армиями. Необходимо, чтобы ваше величество назначили его немедленно, иначе погибла Россия (генерал-адъютант граф Шувалов)

Хотя раздавались и здравые голоса, но они тонули в потоке всеобщего крайнего недовольства:

С первого шага отступления нашей армии близорукие требовали генерального сражения, но Барклай был непреклонен. Армия возроптала, в особенности после Смоленска. Главнокомандующий подвергнут был ежедневным насмешкам и ругательствам от подчиненных, а у двора – клевете. Как гранитная скала с презрением смотрит на ярость волн, разбивающихся о ее подошву, так и Барклай, презирая не заслуженный им ропот, был, как и скала, неколебим (Александр Никитич Сеславин, адъютант М.Б. Барклая де Толли, в дальнейшем командир партизанского отряда)

Чрезвычайный Комитет добросовестно в течение нескольких часов обсуждал возможные кандидатуры. Но все они были отринуты по различным причинам: Багратион слишком горяч, Беннигсен – не русский, Гудович – стар, Тормасов – молод (и опытом, и доверием), Пален – как и Барклай лифляндец и т.д. И только, когда было произнесено в конце списка имя светлейшего князя Кутузова (кстати, этим титулом император пожаловал его за 10 дней до назначения), все с облегчением выдохнули: что ж, Кутузов – хорошо! Он человек достойный! И увердили кандидатуру 67-летнего начальника Санкт-Петербургского и Московского ополчений генерала от инфантерии Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова на рассмотрение императору Александру Павловичу.


Портрет Михаила Илларионовича Кутузова
Иосиф ОЛЕШКЕВИЧ

Оповестил императора о решением Комитета управляющий военным министерством князь А.И. Горчаков:

Я осмелился, наконец, сказать его величеству, что вся Россия желает назначения генерала Кутузова, что в отечественную войну приличнее быть настоящему русскому главнокомандующему...

И 20 августа 1812 года, когда наполеоновские войска устремились к Москве, император Александр I утвердил назначение Комитета. Это назначение Михаила Илларионовича носило скорее политический, нежели военный характер, должно было успокоить возбуждённое общественное мнение, недовольное затянувшимся отступлением русских войск и распространявшимися слухами об измене в Главной квартире. А чтобы жизнь Кутузову мёдом не казалась, государь определил ему начальником штаба Леонтия Леонтьевича Беннигсена, одногодка и давнего оппонента светлейшего. Однако переиграть Беннигсену главнокомандующего в придворные шахматы было не дано, что в дальнейшем крайне отрицательно отразилось на его посмертной судьбе.


Назначение Кутузова вызвало всеобщий патриотический подъём и полный восторг в обществе и армии (в среде солдатской и офицерской). Недоумевали в основном те, кто хорошо знал Михаила Илларионовича, а именно генералитет. Кутузов был человеком очень сложным, льстивым перед начальством, грубым и надменным с нижестоящими чинами. Великий дипломат и царедворец, интриган, любимец Екатерины Великой, он едва ли не единственный из её генералов, который сохранил замечательные отношения с императором Павлом I. А вот с его сыном у него не сложилось.

Генерал Пётр Багратион, убежденный противник отступления и недруг Барклая де Толли не скрывал своего раздражения: Слава Богу, довольно приятно меня тешут за службу мою и единодушие: из попов да в дьяконы попался. Хорош и сей гусь, который назван и князем и вождем! Если особенного он повеления не имеет, чтобы наступать, я вас уверяю, что тоже приведет к вам, как и Барклай. Я, с одной стороны, обижен и огорчен. ...С другой стороны, я рад: с плеч долой ответственность; теперь пойдут у вождя нашего сплетни бабьи и интриги. Я думаю, что и к миру он весьма близкий человек, для того его и послали сюда

Я не видел в нем желаемых военных дарований, не только таковых, которые оправдать могли случайную его знаменитость, я не заметил и порядочных соображений обстоятельств, не только предложений, обнаруживающих большие виды, не видал не предприимчивости, ни твердости в исполнении, не укрылась от меня слабость души его, робость в обстоятельствах, решительности требовавших. Угасла храбрость. Молодость его о души валявшей и низкое малодушие место ее заступило (генерал-лейтенант Алексей Ермолов)

Не стеснялись в выражениях и другие: интриги Кутузова внушали отвращение генералу Д.С. Дохторову, генерал М.А. Милорадович попросту называл его низким царедворцем. А генерал-лейтенант Николай Раевский подытожил мнение едва ли не большинства генеральского корпуса, отметив: Переменив Барклая, который не великий полководец, мы и тут потеряли.


Барклай де Толли, оставшийся командующим Первой Западной армией, которым Александр I фактически пожертвовал в угоду общественному мнению, как прежде пожертвовал Сперанским, отреагировал по-другому. Он писал жене: Что касается назначения князя Кутузова, то оно было необходимо, так как император лично не командует всеми армиями; но счастливый ли это выбор, только Господу Богу известно. Что касается меня, то патриотизм исключает всякое чувство оскорбления

А государю благородный Михаил Богданович ответил так: Не намерен я теперь, когда наступают решительные минуты, распространяться о действиях армии, которая была мне вверена. Успех докажет: мог ли я сделать что-либо лучшее для спасения государства? Если бы я руководим слепым, безумным честолюбием, то, может быть, ваше императорское величество изволили бы получать донесения о сражениях и, невзирая на то, неприятель находился бы под стенами Москвы, не встречая достаточных сил, которые были бы в состоянии ему сопротивляться


По дороге на Вязьму 20 августа 1812 г.
Альбрехт АДАМ


По дороге на Вязьму (фрагмент)
Литография П. ЛАКРУА по рисунку Альбрехта АДАМА

В этот же день передовые части французской армии – корпуса маршалов Иоахима Мюрата и Луи Николя Даву начали своё движение вглубь России, по направлению к Дорогобужу, Вязьме и далее везде...

23 августа утверждённый главнокомандующим русскими войсками генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов покинул столицу Санкт-Петербург и отправился в действующую армию.


Проводы Кутузова в армию
Сергей ГЕРАСИМОВ

Весь Петербург прослышал о том, что сегодня отбывает на войну князь Михайло Илларионович Кутузов. С самого раннего утра у его дома на Воскресенской набережной стал собираться народ: чиновники, купцы, ремесленники, крестьяне, мужчины и женщины, просто любопытные. Когда на крыльцо в скромном мундирном сюртуке, в белой бескозырке с красным околышем вышел генерал Кутузов, все мужчины, стоявшие на набережной, обнажили головы перед прославленным, убеленным сединами русским военачальником. Собравшиеся желали полководцу счастливого пути и провожали его восклицаниями: Спаси нас! Побей супостата! Кутузов поклонился народу, простился со всеми, сел в походную карету и выехал из Санкт-Петербурга.

Дальнейший переезд главнокомандующего к армии имел вид непрерывного торжественного шествия; жители городов и селений стекались на дорогу, по которой он проезжал; многие, приветствуя Кутузова, становились на колени. Можно сказать, что доверие народа к светлейшему князю Кутузову было полным...

Пока Кутузов добирался в расположение русской армии, она продолжала с боями отходить на восток. Прикрывающие её отступление казачьи полки и кавалерия вступали в перестрелки и столкновения с передовыми французскими частями; разрушали и уничтожали мосты и переправы, которые тут же восстанавливал неприятель. Вторая Западная армия остановилась на бивуаках у города Дорогобужа, Первая Западная подошла к деревне Усвятье на правом берегу реки Ужи, а затем также достигла Дорогобужа и заняла позицю на западе города. 27 августа обе армии вновь соединились и продолжили отход к Вязьме.


Вице-король Эжен Богарне на берегу реки Вопь 25 августа 1812 года
Альбрехт АДАМ

Наполеон же, собрав в Смоленске подобие военного совета, вещь для себя неслыханную, произвёл на соратников-маршалов удручающее впечатление, ибо они уже привыкли к тому, что он абсолютно всё знает и понимает без их мнения. Значит, действительно в королевстве что-то было не так... Император в ночь с 24 на 25 августа выступил из города вдогонку за русской армией. Двигался он по опустошённой дороге, мимо разорений, пожарищ и дымящихся развалин, обезлюдевших селений.


Переправа через Днепр у Дорогобужа 26 августа 1812 года
Альбрехт АДАМ




Между Дорогобужем и Славково, 27 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

После того как мы простояли три дня на поле за Валутиной Горой, 23 августа мы выступили в поход и шли за русской армией по главной дороге, совершая марши, которые становились все более и более невыносимыми из-за жары и пыли. Мы постоянно сталкивались с другими нашими войсками, шедшими колоннами, одна возле другой, направляясь все к одной цели. В Дорогобуж, что на левом берегу Днепра, мы пришли во второй половине дня 26 августа. Этот город, как и Смоленск, как множество других городов, был охвачен пламенем, и большая его часть обратилась в пепел. Через несколько часов привала мы покинули его, чтобы разбить бивуак чуть дальше, а 27-го возобновили марш в направлении Вязьмы. По-прежнему всё возраставшая толпа отставших наших воинов, не выдержавших быстрых маршей или нагруженных провиантом, свидетельствовала об усталости Великой армии и отмечала ее путь. А исчезновение еврейского населения и восточная архитектура греческих церквей были верным признаком того, что мы идем по земле древней Московии.




Славково, 27 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

К вечеру мы прошли мимо красивого загородного дома, расположенного слева от дороги за лесом. Оттуда доносилась музыка, поразившая наш слух. Это была усадьба Славково, в которой Наполеон устроил свой штаб. Ее, как и окрестности, занимала императорская гвардия. При нашем отступлении усадьба была сожжена. Наполеон, чтобы обеспечить свою линию коммуникаций, которая по мере углубления по территории России все больше и больше растягивалась, послал маршалу Виктору, герцогу Беллунскому который находился на Немане, приказ идти на Смоленск, чтобы прикрыть центр позиции и занять своим правым крылом Могилев, а левым – Витебск.




В окрестностях Семлево, 28 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

28 августа армия пересекла широкую долину под Вязьмой. Марш был быстрым. Пехота, артиллерия, кавалерия – все перемешались, все спешили, потому что надеялись дать возле Вязьмы бой. По обеим сторонам широкой дороги большими плотными колоннами двигались пехота и конница; по самой дороге – артиллерия, санитарные повозки и обозы, занимавшие всю ее ширину. Над всей этой массой витали густые облака пыли, и лишь редкая остановка или легкое дуновение ветерка позволяли нам узнавать тех, кто идет рядом с нами или впереди нас. Еще реже нам удавалось рассмотреть местность, по которой мы так быстро двигались. Так к вечеру мы подошли к Семлево. Деревянная церковь странной архитектуры возвышалась над пыльными облаками, покрасневшими в лучах заходящего солнца.


Эпизод из кампании 1812 года. Евгений Богарне на дороге под Вязьмой
Альбрехт АДАМ


Под Вязьмой 28 августа 1812 г.
Альбрехт АДАМ

Сделав однодневные остановки в Дорогобуже, Славкове, Рубках, император Наполеон Бонапарт 29 августа прибыл в город Вязьму, где имел встречу с дипломатом Жаком Александром Ло де Лористоном.

29 августа Первая и Вторая Западные армии подошли к местечку Царёво Займище, где к этому времени была выбрана позиция, которую командующие, генералы Михаил Барклай де Толли и Пётр Багратион согласованно сочли приемлемой для проведения генерального сражения. К вечеру этого же дня в армию прибыл главнокомандующий светлейший князь Михаил Илларионович Кутузов. Эта весть была встречена в войсках с необыкновенным воодушевлением и подъёмом.


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН

Вдруг электрически пробежало по армии известие о прибытии нового главнокомандующего князя Кутузова. Минута радости была неизъяснима; имя этого полководца произвело всеобщее воскресение духа в войсках, от солдата до генерала. Все, кто мог, летели навстречу почтенному вождю принять от него надежду на спасение Отечества. Офицеры весело поздравляли друг друга со счастливой переменой обстоятельств. (поручик 3-й легкой артиллерийской роты И. Радожицкий)


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН

На самом деле по свидетельству очевидцев в войсках царила обычная рабочая обстановка и никаких торжеств по поводу приезда главнокомандующего не наблюдалось:
17-го августа князь Кутузов прибыл в армию. Он позицию нашел выгодною и приказал ускорить работы укреплений (Барклай де Толли); Кутузов осматривал вместе с Барклаем позицию при Царево-Займище (прапорщик гвардейской артиллерии А.С. Норов); В тот вечер Кутузов объезжал на дрожках все линии расположения наших войск (ординарец графа Кутайсова, прапорщик Н. Дивов)

Но иконография события живёт своей жизнью и здесь мы видим всеобщее ликование, роту почётного караула из преображенцев, к которым главнокомандующий обращается с фразой, ставшей крылатой: Можно ли все отступать с такими молодцами?, объезд войск под восторженные крики Ура! Ура! Ура!


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН


Михаил Кутузов прибыл в Царёво Займище
Сергей ГЕРАСИМОВ

Скорее всего Михаил Илларионович ещё до прибытия в войска, принял решение об отступлении из Царёва Займища, так как отправил своего начальника штаба, с которым вместе ехал от Вышнего Волочка, генерала Леонтия Беннигсена, встречать войска в Гжатске: Вместе с князем Кутузовым я прибыл 16 августа в Гжатск, находящийся в 215 верстах от Смоленска и 157 верстах от Москвы, где мы и ожидали прибытия нашей армии, которая, отступая от Смоленска, подошла к Гжатску 18 августа. А Барклаю, как в дальнейшем императору, Ростопчину и прочим, просто напускал туману...

30 августа главнокомандующий Кутузов объявил армии, что он сделает смотр в 8 часов утра, но к назначенному времени не прибыл, а в 12 часов всем было приказано выступить в поход. Хитро... Рапорядившись построить армию к смотру, Михаил Илларионович подготовил её к отступлению. Но тем не менее войска восприняли это приказ без ропота, столь велико было доверие к Кутузову. Лишь для Барклая это оказалось полной неожиданностью, приказ перечеркнул все его начинания и лишил надежды спасти своё имя от упрёков потомков. Он очень тяжело переживал эти плевки и со стороны императора, и нового командующего, хотя, как уже говорила, в общем-то его статус практически не изменился...

У военных историков и современников-специалистов были довольно разные оценки позиции у Царёва Займища: от действительно лучшей на протяжении всего пути от Смоленска до Москвы, до той, что она такова же или хуже позиции у Бородина.

Около Царево-Займище усмотрена весьма выгодная позиция, и главнокомандующий определил дать здесь сражение. Начались работы инженеров, и армия заняла боевое расположение. Места открытые препятствовали неприятелю скрывать его движение. В руках наших возвышения, давая большое превосходство действию нашей артиллерии, затрудняли приближение неприятеля; отступление было удобно (генерал-лейтенант Алексей Ермолов)

Но случилось то, что случилось, русская армия продолжила отступление, арьергард которой прикрывался, заменившим ещё Барклаем де Толли казаков Платова, отрядом под командованием генерал-лейтенанта Петра Коновницына.
Tags: #Багратион, #Барклай де Толли, #Кутузов, Живопись, История в картинках, Однажды 200 лет назад, Отечественная война 1812 года
Subscribe

Posts from This Journal “Отечественная война 1812 года” Tag

  • 207 лет победе в Войне 1812 года. Ответы

    В своём поздравительном посте к 207 годовщине победы в Войне 1812 года я задала вам несколько вопросов. Теперь подведу итоги и отвечу на них.…

  • 207 лет победе в Войне 1812 года.

    По сложившейся уже традиции я отмечаю в этот день победу русской армии в войне 1812 года. Именно 6 января в день Рождества Христова, 25 декабря 1812…

  • Субботняя угадай-ка... Ответы и итоги

    Подводим итоги праздничной игры, посвящённой годовщине победы русского оружия в Войне 1812 года. Уверенную победу одержала Вера, ака…

  • С Днём победы в Войне 1812 года!

    Мои друзья помнят, что в этот день 6 января 1813 года (25 декабря 1812 года по ст. ст.), в день подписания императором Александром Павловичем двух…

  • Субботняя угадайка

    Пора оторваться от новогодних яств и празднеств и немного поиграть) По сложившейся традиции наша игра будет посвящена победе в Отечественной войне…

  • Памяти полководца. 200 лет со дня смерти Барклая-де-Толли

    Барклай – древний, великий характер и, следовательно, всем народам, человечеству, принадлежащий А.И. Тургенев в письме к брату Н.И. Тургеневу от…

  • День победы. 6 января 1813 года

    Как обычно в этот день 6 января 1813 года (25 декабря 1812 года по ст. ст.), в день подписания императором Александром Павловичем двух Высочайших…

  • Субботняя угадайка

    По сложившейся традиции наша первая игра нового года будет посвящена победе в Отечественной войне 1812 года. Я просто задам вам несколько вопросов…

  • Декабрь 1812 года. Хроника отступления.

    12 декабря в Вильно прибыл главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов. Адмирал Павел Васильевич Чичагов…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments