?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Нет большего счастья, как повторять до конца своих дней: Я был с армией в Париже
Генерал Левенстерн
Несмотря на то, что после блестящих сражений при Фер-Шампенуазе, русская кавалерия нуждалась в отдыхе, форсированный марш на Париж продолжился, но несколько в более замедленном, пехотном, темпе. Австрийская армия двигалась в авангарде, как обычно, тоже не торопясь. Но к вечеру 29 марта союзные армии тремя мощными колоннами подошли к передовой линии обороны столицы Франции. Правую колонну возглавлял фельдмаршал Блюхер, центральную – генерал от инфантерии Барклай-де-Толли. Левая колонна под командованием кронпринца Вюртембергского двигалась вдоль правого берега Сены.


Александр I под стенами Парижа, 1814 год
И.А. ИВАНОВ

Солнце только что закатывалось, прохладный ветер освежал воздух после дневного жара, на небе не было ни одного облака. Вдруг, с правой стороны, сквозь дым пальбы, мелькнул Монмартр и высокие башни. "Париж, Париж!" – было общим восклицанием. Указывая на огромную столицу, каждый вперил в нее взор, сколько отдаленность позволяла. Забыты были трудности похода, раны, падшие друзья и братья, и мы стояли, в упоении восторга, на горе, откуда завидели Париж... (Александр Михайловский-Данилевский Описание похода во Францию...)

В Париже царили паника и смятение не только в головах простых людей, но и власть придержащих. Столица полнилась слухами о приближении неприятеля, собирающегося сжечь город, как была сожжена Москва, диких азиатов, которых на официальных плакатах изображали не иначе, как заросшими шерстью чудищами с кинжалами в зубах и окровавленными ручищами, страшных бородатых казаках, никого не щадящих...

А между делом полюбуемся городскими пейзажами конца XVIII – первой трети XIX века.


Вид холма Монмартра в революционном 1789 году
гравюра Пьера-Габриэля БЕРТО, 1804 г.


Бульвар Монмартр, Париж
Джузеппе КАНЕЛЛА


Вид на башню с часами и Цветочный рынок в Париже

К обороне Париж в общем-то мог бы подготовиться за это время достаточно серьёзно. Но в годы правлении Наполеона все подчинённые (как маршалы, так и гражданские лица) слепо полагались на гений императора и, не рассуждая, только выполняли его приказы. Они отвыкли думать и действовать самостоятельно и при первых же неудачах терялись, не зная, что им предпринять. Видимо поэтому, к моменту, когда войска коалиции находились в двух переходах от Парижа, там ещё не приступили к обороне, рытью окопов, сооружению баррикад; не были полностью сформированы и вооружены отряды Национальной гвардии, артиллерии не хватало лошадей, отмечался недостаток в снарядах, оружии и т.д. А на робкие патриотические призывы к защите столицы парижане в своем большинстве ответили индифферентно.


Дворец Броньяр (Биржа)
Джузеппе КАНЕЛЛА


Библиотека Мазарини
Джузеппе КАНЕЛЛА


Площадь Согласия
Джузеппе КАНЕЛЛА
<з align="justify">С момента отъезда Наполеона на театр военных действий бразды правления номинально находились в руках императрицы Марии-Луизы, а фактически же руководство осуществлял брат императора король Жозеф Бонапарт, объявленный наместником Парижа.


Новый мост, Париж
Джузеппе КАНЕЛЛА


Крытый рынок
Джузеппе КАНЕЛЛА

Мария Луиза вечером 28 марта собрала Регентский совет, который должен был решить, пришло ли время ей и наследнику престола Франсуа Шарлю Жозефу Бонапарту покинуть Париж. Сначала совет заявил, что отъезд Марии-Луизы равносилен сдаче Парижа роялистам, и даже порекомендовал ей для поднятия боевого духа парижан с сыном на руках прогуляться по лицам и бульварам города, посетить предместья, Ратушу. Мария Луиза, со слезами на глазах, согласилась.


Императрица Мария-Луиза Майкл Мориц ДАФФИНГЕР
Сын Наполеона в униформе гренадёра Николя-Туссен ШАРЛЕ

Но тут поднялся Жозеф Бонапарт и зачитал два письма Наполеона, в которых тот требовал в случае опасности отправить императрицу и римского короля из Парижа: Если неприятель двинется на Париж с такими силами, противостоять которым не будет никакой возможности, отправьте на Луару регентшу и моего сына... ...Помните о том, что я предпочел бы, чтобы она бросилась в Сену, нежели попала бы в руки врагов Франции... Утром 29 марта императрица с малышом в сопровождении архиканцлера империи и президента сената Камбасереса выехала из Парижа в Блуа. Очевидцы рассказывали, что 3-летний римский король долго сопротивился и кричал: Папенька не велел мне уезжать!


И всё-таки, несмотря на перечисленные причины, позиции обороняющихся французов были достаточно сильны. Высоты Монмартра на севере и Роменвиля в центре города, были серьзным препятствием для атакующих. Предместья представляли собой лабиринты, образованные каменными строениями и стенами. Благо, что укрепить естественную оборонительную линию не сподобился ни сам Наполоен, ни его подчинённые. Удерживать город предстояло силами подошедших ослабленных корпусов маршалов Мортье и Мармона и гарнизона столицы: нескольких тысяч ополченцев Национальной гвардии, небольшого количества линейных войск, городской милиции, ветеранов, канониров-инвалидов, воспитанников Политехнической и Альфорской школ, в общей сложности до 42–44 тысяч человек при полутора сотнях орудий.

Король Жозеф оставил за собой общее командование, предоставив маршалам Мортье и Мармону полную свободу в выборе позиций. Мармон расположил свой корпус поперек возвышенности Роменвиль, Мортье расставил свой на Шомонских холмах, у селений Лавиллетт и Лашапель. Конница Беллтара и Орнано прикрывала левый фланг до Сены. На Монмартрской возвышенности находился сам Жозеф с отрядами национальной гвардии, а у заставы Клиши – маршал Монсей.


Союзники 29 марта 1814 года под Парижем
Фридрих КАМП


Сражение под Парижем 30 марта 1814 года
Богдан ВИЛЛЕВАЛЬДЕ

Тем не менее, если бы силы коалиции начали штурм одновременно, как и планировалось, ранним утром 30 августа, то к полудню бы город скорее всего пал. Но у союзников опять не заладилось: левая колонна Вильгельма Вюртембергского и австрийцы находились ещё в столь глубоком тылу, что могли начать запланированную атаку только далеко после полудня 30 марта. А адъютант Шварценберга, доставлявший приказы Блюхеру, заплутал в ночи и опоздал, поэтому большая часть Силезской армии готова была к наступлению на шесть часов позже. Так как союзники спешили овладеть Парижем до подхода армии Наполеона, Михаил Богданович Барклай-де-Толли не стал дожидаться концентрации всех войск для одновременного штурма со всех направлений. Поэтому первый штурм города был осуществлен силами армейского корпуса Раевского на деревню Роменвиль и пехотного корпуса принца Евгения Вюртембергского, двинувшегося на Пантен. Таким образом эти важные населённые пункты были заняты русскими войсками ещё до начала контратак французов. И вся тяжесть боя легла на этот центр.



Олег ПАРХАЕВ

Маршал Мармон начал контратаку. Французы попытались выбить союзников из Роменвиля и занять близлежащий лес. Упорный бой длился около двух часов, стороны понесли значительные потери. Барклай-де-Толли лично командовал передней линией, координируя действия. Он прислал подкрепления принцу Евгению и генералу Раевскому, предусмотрительно перестроил большую часть полков в батальонные колонны, приготовив их для новой атаки, но приказал Раевскому не начинать нового крупного наступления до тех пор, пока войска кронпринца Вюртембергского не займут свои позиции на левом фланге, а Силезская армия не отвлечет на себя внимание Мортье на правом.



Осада Парижа
Раскрашенная гравюра Ламберта

Но подошедшие пусские гвардейцы, не принимавшие участия в кампании 1814 года, ринулись в бой у Пантена, несмотря на предостережения принца Евгения. Их атака была остановлена; среди зданий, каменных стен и садов строй был нарушен, и сражение превратилось в беспорядочные перестрелки и попытки тушения пожаров. К 11 часам была готова к наступлению Силезская армия. Первым, услышав артиллерийскую канонаду, не дожидаясь приказа, двинулся к Парижу генерал Ланжерон, который, предварительно блокировав Сен-Дени, должен был атаковать Монмартр. А пруссаки Йорка и Клейста прибыли к селениям Лавилетт и Лашапель.

В это время, находившийся на Монмартре и наблюдавший за гигантскими размерами наступающих войск, командующий французской обороной Жозеф Бонапарт, решил покинуть поле боя. Он отправился в Блуа, прихватив при этом четыре тысячи лучших пехотинцев и кавалеристов Императорской гвардии, якобы для увеличения численности эскорта императрицы. Жозеф также дал письменное разрешение маршалам Мортье и Мармону начать переговоры с союзниками.


Неустрашимость учеников Политехнической Школы в Венсенне
Иллюстрация к книге Адольфа Тьера История Консульства и империи, том 4

К трём часам пополудни все корпуса коалиции выстроились в линию и были готовы к атаке. На левом фланге наследный принц Вильгельм Вюртембергский, встретив незначительное сопротивление, продвинулся дальше замка Венсен и создав угрозу для всего правого фланга французов, раскинувшегося у Сены, подошел к Парижу. Австрийцы Гиулая появились на месте сражения к 4 часам, когда исход битвы за Париж был уже практически решён. Блюхер направил часть своих войск в тыл французам, чтобы помочь русским, сражавшимся у деревни Пантен, и вынудил противника отступить. Корпуса Клейста и Йорка выбили из Лавилетта и Лашапеля маршала Мортье. А корпус Ланжерона продвигался к Монмартру.

В центре русских позиций пехотные и гренадерские дивизии атаковали неприятеля подавляющими силами и заняли все ключевые точки французов в течение полутора часов. Русские артиллерийские батареи выдвинулись вперед и взяли Париж в кольцо с востока, откуда они могли вести огонь с близкого расстояния.


Маршал Монсей на бульваре Клиши
Иллюстрация к книге Адольфа Тьера История Консульства и империи, том 4
Гравюра по картине Ораса ВЕРНЕ



Оборона заставы Клиши
Орас ВЕРНЕ

С началом штурма Парижа союзными войсками, преклонных лет маршал Бон-Адриан Жанно де Монсей выстроил своих солдат у заставы Клиши. И когда остальные французские части начали уступать позиции, весь день продержался только маршал, имевший в своем распоряжении таких же стариков, усиленных безусыми выпускниками Политехнической школы и ранеными солдатами.


Сражение при Монмартре около Парижа 30 марта 1814
Фридрих КАМП

Вскоре раненый маршал Огюст де Мармон, понимая, что его вот-вот обойдут с обоих флангов, начал искать возможность вступить в переговоры с союзниками. Позже за это его обвинили в трусости и капитуляции Парижа, несмотря на бегство короля Жозефа. Он отправил парламентёров в Александру, который ответил, что остановит сражение только в случае сдачи Парижа. Для переговоров к Мармону был делегирован флигель-адъютант императора полковник Михаил Фёдорович Орлов, внебрачный сын одного из знаменитых братьев Орловых. Царь напутствовал Орлова: Если мы можем приобресть этот мир не сражаясь, тем лучше, если же нет, то уступим необходимости – станем сражаться, потому что волей или неволей, с бою или парадным маршем, на развалинах или во дворцах, но Европа должна нынче же ночевать в Париже. Огонь был прекращён. Переговоры были тяжёлыми, Мармон и Мортье не соглашались на некоторые условия капитуляции. Свою лепу внёс генерал Ланжерон, который из-за опоздания как раз в это время начал штурмовать и обстреливать из артиллерийских орудий Монмартр (приказ о прекращении огня к нему не успели доставить).

Надобно было воспользоваться взятием Парижа как первым шагом ко всеобщему миру, и для того уничтожить, подавить, сколько возможно, силы, которыми мог располагать Наполеон. Граф Нессельроде открыл переговоры. Оба маршала (Мортье и Мормон) объявили единодушно, что лучше погребут себя под развалинами Парижа, чем подпишут такую капитуляцию. ...Напрасно мы представляли им попеременно разные причины ...они оставались непоколебимыми, как вдруг, среди самого разгара прений, пальба по крайней оконечности нашего правого крыла усилилась до чрезвычайности. По счастию, тотчас после того водворилась тишина и вскоре узнали, что граф Ланжерон взял высоты Монмартрские, не получив еще известия о заключении перемирия. Это обстоятельство, непредвиденное ни с той, ни с другой стороны, могло бы поколебать мужество менее испытанное, чем то, каким отличались оба маршала и, доведя до отчаяния, принудило их к принятию предложений наших (из воспоминаний генерал-майора М.Ф.Орлова)



Капитуляция Парижа
Иван ЖЕРЕН

К пяти часам Мармон согласился на капитуляцию, условия которой были оформлены полковником Орловым. Союзники соглашались выпустить из Парижа французскую армию, но сохраняли за собой право преследовать её. Французские войска должны были оставить город к семи часам утра, а союзники могли войти в Париж не ранее девяти утра. Все арсеналы и военные склады должны были в полной сохранности перейти в руки союзников. Национальная гвардия и жандармерия обезоруживались. Последняя статья договора гласила: Город Париж передается на великодушие союзных государей. Договор сторонами был подписан в 2 часа ночи 31 марта.

Между тем упорный бой кипел по всей линии Парижа, и его окрестностей не было видно за облаками густого дыма; да, впрочем, нам и не до него уж было. Солнце начало склоняться к горизонту; скоро наступил и вечер. Заметно, выстрелы становились все реже; лишь только вправо от нас, у подошвы Монмартра и на верху его, страшно ревели пушки, и слышны были ободрительные крики «ура!». Войска наши продвигались к Монмартру. Наполеон сказал однажды:
Если Монмартр будет взят, Париж должен сдаться, – и слова великого человека оправдались на деле: Монмартр взят, и Париж шлет парламентеров. Русские знамена развеваются на вершине Монмартра и не даром крутые бока его облились дорогою русскою кровью: ею куплена была возможность великодушному Александру спасти смятенную столицу Франции...
Нет! Перу не передать восторга и радости нашей
(из Записок участника событий русского офицера Н.И. Лорера)


Капитуляция Парижа
Иллюстрация к книге 1812 год: Воспоминания воинов русской армии

В кровопролитном сражении под Парижем союзники понесли тяжкие потери: до 9 тысяч человек, из них более двух третей – русские. Французы лишились около 4 тысяч человек. Флигель-адъютант полковник М.Ф. Орлов, подписавший капитуляцию с русской стороны, был произведен в генерал-майоры, император, получив из его рук документ о капитуляции, сказал: Поздравляю вас, что вы соединили имя ваше с этим великим происшествием... Главнокомандующий русскими войсками генерал от инфантерии Барклай-де-Толли получил чин генерал-фельдмаршала (став на тот момент самым молодым в этом звании). Император хотел удостоить фельдмаршалом и графа Аракчеева, но он отказался, понимая, что без участия в боевых действиях, это неприлично. Шесть генералов были награждены орденом Святого Георгия 2-й степени, отличившийся при взятии Монмартра генерал-от-инфантерии Ланжерон – высшим орденом Святого Андрея Первозванного.

Победа, сопровождая знамена наши, водрузила их на стенах Парижа. При самых вратах его ударил гром наш. Побежденный неприятель протягивает руку к примирению! Нет мщения! Нет вражды! Храбрые воины, вам, первым виновникам успеха, принадлежит слава мира!.. Вы снискали право на благодарность Отечества – именем Отечества ее объявляю. Александр I.

И скоро силою вещей
Мы очутилися в Париже,
И русский царь главой царей.

А.С. Пушкин

В полдень 31 марта войска Шестой коалиции триумфально вошли во французскую столицу. По поводу этого торжества существует очень много мемуаров и воспоминаний свидетелей событий. Они часто отличаются в деталях, а иногда и в оценках. Поэтому предоставим слово им, а также посмотрим глазами живописцев, как это происходило. Оставлю за собой только право на некоторые пояснения.

В торжественном мероприятии не принимал участия австрийский король Франц II, дочь которого императрицу Марию Луизу ему пришлось бы отстранять от власти. После капитуляции Парижа фельдмаршал Блюхер сложил с себя командование Силезской армией. Формальным предлогом явилась болезнь, но на самом деле он, никогда не скрывавший своей ненависти к Наполеону и французам, был обижен той показной дипломатией, к которой прибегли союзные монархи и военачальники. Он передал дела Барклаю-де-Толли и прибыл в Париж 31 марта как частное лицо.

Русские войска охватило бурное веселье. Гвардейцы приводили себя в порядок, начали драить и полировать снаряжение, доставать лучшее обмундирование, пришивать красные лампасы к панталонам, готовясь к величайшему параду в своей жизни, который должен был пройти на улицах Парижа. На Монмартрских высотах оркестры играли полковые марши.



Вступление союзных войск в Париж 31 марта 1814 года
Английская гравюра неизвестного художника

Торжественный въезд союзных войск в Париж проходил через ворота Сен-Мартен, колонны двигались с барабанным боем, музыкой и распущенными знаменами. На этот спектакль прибыло огромное количество публики. Торжественное шествие открыла легкая конно-гвардейская дивизия во главе с казачьим полком, за ней идут кирасиры и гусары прусской королевской гвардии, затем – драгуны и гусары русской императорской гвардии. На некотором расстоянии от них едет Александр, по его левую руку – король Пруссии, по правую – князь Шварценберг, представляющий императора Франца. За ними, держа дистанцию, следует блестящая свита из тысячи генералов разных наций; среди них... Барклай де Толли, возведенный накануне в звание фельдмаршала. Замыкают шествие австрийский и русский гренадерские корпуса, пехота русской императорской гвардии и три дивизиона русских кирасир. (Анри Труайя Александр I, глава Русские в Париже)


Вступление русских войск в Париж
Гравюра МОЛЛО


Торжественный въезд Всероссийского Государя Императора Александра I в Париж
Д. Кларк и М. Дюбург



Вступление русских войск в Париж в 1814 году
Алексей КИВШЕНКО



Триумф русской армии в Париже
Сергей ТРОШИН

Какой то буржуа, оттеснив национальных гвардейцев, выступает вперед и обращается к царю:
– Мы уже давно ждем Ваше Величество!
Александр отвечает:
– Храбрость ваших солдат помешала мне прийти раньше...
(Анри Труайя Александр I, глава Русские в Париже)


Александр I въезжает в Париж
Елена ДОВЕДОВА


Проезд союзников по бульвару Сен-Дени в 1814 году.
Жан ЗИППЕЛЬ






Проезд союзников по бульвару Сен-Дени в 1814 году (фрагменты)
Жан ЗИППЕЛЬ


Парад войск во главе с императором России Александром I и королем Пруссии
Фридрих КАМП

Прекраснейшая погода благоприятствовала торжественной обстановке этого незабвенного дня. Народ толпился на улицах, и даже кровли домов были покрыты любопытными зрителями. Из окон были вывешены белые скатерти. Женщины из окон и с балконов махали белыми платками... Союзные войска встречались радостными криками:
– Vive Alexandre! Vivent les Russes! Vivent les allies!
(из воспоминаний очевидца событий)


Въезд союзных Государей в Париж
Гравюра неизвестного автора


Славное вступление союзных войск в Париж
Фридрих КАМП


Немецкий триумф
Фридрих КАМП


Вступление Александра I в Париж. Неизвестный художник.

Достигнув Елисейских Полей, царь и его свита остановились на главной аллее и пропустили войска союзников, проходящие перед ними церемониальным маршем.


Вступление союзников в Париж 31 марта 1814 года.
Неизвестный австрийский гравёр


Вступление союзных войск в Париж, 19 марта 1814 года
Малек де Ф, 1815


С честью казаки атамана Платова пронесли свои боивые стяги по Европе. Вошли в Париж
Владимир ДОРОНИН

В течение пяти часов – с десяти утра до трех часов пополудни – жители французской столицы наблюдают за прохождением русских и прусских войск. Появление двадцати тысяч казаков и калмыков вызывает шепот изумления: сама Азия переселилась на Елисейские Поля! За ними проезжают четыреста пушек, оглушая зрителей грохотом колес. Известно, что жители Парижа вначале опасались прихода варварских войск. Однако завоеватели не только не пытались грабить город, но, напротив, за все платили наличными, а знаменитый атаман Платов, зная залихватский нрав своих казаков, издал приказ: Обывателям города Парижу никакой обиды не чинить; наипаче не обижать ихних мадамов и мамзелей; кроме, если по взаимному согласию. Помните, что мы присяжные казаки русского императора, войско благородное и цибулизованное

Вот на такой цибулизованной ноте и закончится рассказ о последних мартовских днях Заграничного похода русской армии 1814 года.

Поздравляю всех с Победой!

Записи из этого журнала по тегу «Заграничный поход 1814 г.»

Комментарии

( 37 мррр-мяу — погладить мурлыку )
(Удалённый комментарий)
pro100_mica
31 мар, 2014 12:36 (UTC)
Да, поход завершился славной победой.
Если считать с момента начала войны 1812 года, прошли путь от Немана до Москвы-реки, назад до Березины, Вислы, Эльбы, Рейна и завершили на Сене. И по времени без малого два года.

Мальчик - сынуля?
(Удалённый комментарий)
(без темы) - pro100_mica - 31 мар, 2014 12:44 (UTC) - Развернуть
legal_57
31 мар, 2014 14:04 (UTC)
Ну, вот, мы и в Париже! Восторг! Даже не верится:-)))
Спасибо за труд, за возможность увидеть Париж тех времен, за воспоминания очевидцев.
pro100_mica
31 мар, 2014 17:49 (UTC)
Пожалуйста. Надо сказать, что особенно много городских пейзажей тех времён найти не удалось. В основном более поздние импрессионисты. Кроме этого, в средине XIX века, Париж был реконструирован, так что облик свой кардинально поменял.
(без темы) - legal_57 - 1 апр, 2014 11:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 15:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - legal_57 - 4 апр, 2014 11:57 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 4 апр, 2014 14:36 (UTC) - Развернуть
(Удалённый комментарий)
pro100_mica
31 мар, 2014 17:52 (UTC)
Re: Явились! Хоть и запылились! :)
Конь, скорее всего Эклипс, подаренный Александру Наполеоном во время заключения Тильзитского мира.
Ну-ка, ну-ка, что осталось в веках (помимо арок), неужто не всё барон Осман стёр с лица земли:)
Вроде стали проходить комменты, а то просто мрак(-:
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
melanyja
31 мар, 2014 15:24 (UTC)
Замечательные картины мирного Парижа - хорошо, что город избежал серьёзных уличных боёв. А в картинах по поводу появления союзных войск - настоящее ликование, интересно - как художники изображали людей в окнах тоже. А всё же и под Парижем русской крови пролилось немало
pro100_mica
31 мар, 2014 17:43 (UTC)
Да эта битва была одной из самых кровопролитных, и, как всегда, для русских войск, т.к. они составляли основу союзных армий.
ter_psich_ora1
31 мар, 2014 15:27 (UTC)
С Победой!
Очень сложный и насыщенный выдался поход. Чаша весов колебалась постоянно и трудно было предположить, куда склонится в следующем сражении.
pro100_mica
31 мар, 2014 18:51 (UTC)
За нашу победу!:)
Это так! Тем более значимо, что и длилась кампания 1814 года не очень долго, и победа заслуженная.
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 07:52 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ter_psich_ora1 - 1 апр, 2014 11:14 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 15:33 (UTC) - Развернуть
dannallar
31 мар, 2014 16:29 (UTC)
Прекрасно. Спасибо.
И как всегда, когда приходит время драться за столицу, в бой идут старики, мальчики из военных училищ и инвалиды из полиции. И шантрапа с окраин.
pro100_mica
31 мар, 2014 18:46 (UTC)
В предместьях и на улицах и бульварах тех времён сложно драться, так что поблагодарим французов, что они не очень-то усердствовали. А то наших бы полегло гораздо больше…
А о том, что Наполеон упустил из виду оборону Парижа и поросту наплевательски к ней отнёсся, возмущался ещё барон Марбо: Что касается способов защиты Парижа, я должен признаться, что у Наполеона их было недостаточно… Наполеон был полон иллюзий, считая, что таким образом обеспечивает безопасность столицы. Он думал, будто может на несколько дней доверить Париж его собственным силам и отправиться с тем небольшим количеством войск, какое у него оставались, осуществить свой план удара по вражеским тылам.
(без темы) - dannallar - 1 апр, 2014 02:12 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 08:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dannallar - 1 апр, 2014 08:28 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 08:58 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dannallar - 1 апр, 2014 12:12 (UTC) - Развернуть
realist88
31 мар, 2014 16:33 (UTC)
Ура!
дошли.
опять из-за несогласованности столько солдатиков положили...
значит французские войска, оборонявшие париж, отошли. и наполеон должен вот вот подойти. мне кажется или точка еще не поставлена?
pro100_mica
31 мар, 2014 18:06 (UTC)
Ещё будет послесловие:) Мир-то ещё не заключён, Наполеон не отрешён от власти.
(Удалённый комментарий)
pro100_mica
31 мар, 2014 19:11 (UTC)
Собственно, настоящая Березина - это Париж, Сена. Так как имя это стало для французов нарицательным - La bеrеzina - полный крах, поражение...

Спасибо за видео! Но не очень нравится, когда много рассказчиков, а дама всё Кутузова превозносила. Как раз при Березине проявилось всё его интриганство и мстительность… Все свои просчёты свалил на Чичагова. Да и басни про успешный параллельный марш Кутузовской армии утомили. Он к Вильно привёл только 28 тысяч человек (из Тарутино вышло порядка 120 тысяч). Ничего себе небоевые потери? Ну, хоть бы через 200 лет не выгораживали фельдмаршала и не вешали всез собак на Чичагова.

Алаверды: :)
http://pro100-mica.livejournal.com/161216.html
(Удалённый комментарий)
(без темы) - pro100_mica - 1 апр, 2014 06:46 (UTC) - Развернуть
kobrochka1
1 апр, 2014 07:11 (UTC)
А прозой можно?
Николай Александрович Бестужев

Русский в Париже 1814 года

Мы не столько выигрываем в свете, оказывая другим услуги, сколько принимая их. Возьмите увядающий цветок и посадите: сперва вы будете поливать его, потом полюбите, потому что хлопотали около него.

Громадный Париж со своими предместьями уже был охвачен союзными войсками от впадения Марны в Сену и опять до Сены при Пасси. Перемирие было заключено; громы сражения умолкли на левом фланге: высоты Бельвиля, Менильмонтана и Монлуи, занятые союзниками и уставленные пушками, грозили разрушением столице Франции; войска, их защищавшие, начали уже отступление, – но еще битва кипела по другую сторону канала д'Урк и на Монмартре, куда не достигло еще известие о перемирии.

На обрывистой горе Шомон, занятой исключительно русскими, подле самого обрыва, обращенного к городу, стояли четыре человека; сзади их множество офицеров русской гвардии и австрийских адъютантов. Один из четырех был высокого роста, плечист и чрезвычайно строен, несмотря на небольшую сутуловатость, которую скорее можно было приписать привычке держать вперед голову, нежели природному недостатку. Прекрасное белокурое лицо его было осенено шляпою с белым пером на конногвардейском вицмундире была одна только звезда. Рядом с ним стоял человек довольно высокий, сухощавый, с усами, в синем мундире с двумя петлицами на красном воротнике; в его чертах можно было прочесть целую повесть долгих несчастий: но теперь лицо его выражало спокойное удовольствие. Он разговаривал с первым, который с лорнетом в руке, поднятой по особенной привычке почти выше плеча локтем, смотрел на высоты Монмартра, где еще раздавались редкие выстрелы умолкающего сражения.

Первый был душа союза и герой этого дня император Александр; другой – король Прусский[3], вознагражденный настоящими событиями и за свое терпение и за верный союз с Россиею. Двое других были Шварценберг[4] и Барклай де Толли.

Скоро и войска, защищавшие Монмартр, начали отступать. Это была роковая минута, решившая взятие Парижа, а с этим вместе участь Наполеона и с ним участь всей Европы. Восхищенный Александр обнял короля Прусского и, поздравив его с победою, сказал: «Бог рассудил нас с Наполеоном, теперь пусть потомство судит каждого из нас!» – Когда же первые восторги радости были разделены всеми присутствовавшими, император поздравил Барклая фельдмаршалом и обратил потом довольственный взор на Париж, как на приобретенную награду, как на залог спокойствия народов. Солнце садилось; город развертывался как на скатерти под его ногами. Малочисленные остатки французских войск поспешно отступали отовсюду и, входя из окрестностей в заставы, тянулись вдоль внешних бульваров, окружающих город. Массы их показывались в промежутках строений; можно было различить, какого рода войско проходило и исчезало за домами: по облакам пыли видна была конница; штыки пехоты сверкали мелкими алмазными искрами, отражая последние лучи дня; артиллерия, сопровождаемая глухим стуком колес, отсылала густые облака в глаза победителей; как будто принужденная замолкнуть, все еще грозила своим угрюмым взглядом. Половина армии, направляясь на Фонтенебло, тянулась чрез Аустерлицкий мост, другая на Елисейские поля. Париж со своими серыми стенами и аспидными крышами был мрачен как осенняя туча; один только золотой купол дома инвалидов горел на закат ярким лучом – и тот, потухая, утонул во мраке вечера, как звезда Наполеонова, померкшая над Парижем в кровавой заре этого незабвенного дня.

pro100_mica
1 апр, 2014 08:01 (UTC)
Re: А прозой можно?
Ага, мерси!

Я тоже хотела Бестужева привести, но показалось многовато:) А в комментах нормально!
legal_57
1 апр, 2014 11:09 (UTC)
...И видел, что за наши грады
И за Москву – наш царь не мстил
И белым знаменем пощады
Столицу Франции покрыл.

И видел, что коня степного
На Сену пить водил калмык
И в Тюльери у часового
Сиял, как дома, русский штык!

И сын пределов Елисейских,
Или придонский наш казак
В полях роскошных Елисейских
Походный ставил свой бивак...
(Федор Глинка)
pro100_mica
1 апр, 2014 15:59 (UTC)
Спасибо, очень актуальные вiрши:)
toptigki
1 апр, 2014 13:46 (UTC)
Ура! Поздравляем с Победой!:)
Тяжелым было взятие Парижа, особенно для наших войск..
Чудесные картины вступления войск в Париж, отлично передают атмосферу одновременного любопытства и ликования:)
pro100_mica
1 апр, 2014 16:09 (UTC)
Всегда особенно жаль тех, кто прошёл такой многотрудный путь и пал на пороге победы...

Любопытства всё-таки мне кажется было больше, ликовали в основном роялисты. Но всё равно настроение было праздничное, в большой толпе народ заряжается положительной энергией. Во всяком случае, парижане были рады хотя бы тому, что отделались лёгким испугом:)
igo_su
24 фев, 2015 14:12 (UTC)
Чудесное повествование. Спасибо Вам огромное.
pro100_mica
24 фев, 2015 15:54 (UTC)
Мне приятно, что вам понравилось!:)
( 37 мррр-мяу — погладить мурлыку )

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com