Елена (pro100_mica) wrote,
Елена
pro100_mica

Categories:

Николай Леонтьевич Бенуа, 200 лет...

Николай Леонтьевич Бенуа родился 13 июля 1813 года в Петербурге в семье Луи Жюля Бенуа и Анны Катерины Гроппе. Отец был простолюдином по происхождению, родом из крестьянской семьи, проживавшей до Великой французской революции в одном из предместий Парижа, увлекался кулинарией и обучался кондитерскому ремеслу при дворе герцога де Монморанси. Затем служил поваром у прусского посланника, судя по всему достаточно хорошо, так как тот в 1794 году взял его с собой в Петербург.


Портреты матери и отца Николая Бенуа
Луи Жюль Бенуа и Анна Катерина Гроппе. Миниатюры 1790-е годы

Карьера Бенуа в России сложилась вполне удачно. Леонтий Николаевич, как его здесь величали, не испугался суровых русских зим и морозов, не сбежал обратно во Францию. В Петербурге он женился на немецкой девушке Катерине Гроппе, дочери медника из Ганновера, владельца небольшой медной мастерской на Васильевском острове. Он заработал себе репутацию, трудясь в аристократических русских домах (Голицыных, Нарышкиных), создавая торты, становившиеся мимолётными шедеврами кулинарного искусства и архитектуры. Позже он был удостоен места придворного метрдотеля при вдовствующей императрице Марии Фёдоровне, которое и занимал до своей смерти в 1822 году


Всего в семье Бенуа было восемнадцать детей, семеро из них умерли во младенчестве, супруги воспитали шестерых сыновей и пятерых дочерей. Именно Леонтий Николаевич положил начало знаменитой династии, а от его детей произошли все многочисленные русские Бенуа.


Портрет семьи Бенуа, 1817 год.
ОЛИВЬЕ

Первое знакомство с Коленькой Бенуа происходит на достаточно примитивном групповом портрете некоего Оливье – друга семьи Бенуа. На картине изображены родители Леонтий Николаевич и Екатерина Андреевна Бенуа и их дети: дочери (по старшинству) – Жаннет, Александрина, Елизавета, Елена, сыновья Михаил, Леонтий, Николай и трехлетний Франц. Наш четырёхлетний герой в лихой казацкой шапке, со знаменем, изображающим двуглавого орла, в руке оседлал комод, как коня... На картине нет сыновей Александра, Юлия (Жюля) и дочери Марии, так как они родились позже.

К сожалению, папа Бенуа скончался в 1822 году, оставив на хрупкие плечи супруги заботы о нескольких малолетних детях. Согласно семейному преданию сгубило его любопытство. В тот год в Петербурге свирепствовала чёрная оспа. И Леонтий Бенуа отправился на Смоленское кладбище, заваленное гробами, дабы убедиться, на самом ли деле мертвецы после смерти мгновенно чернеют. Через пару дней у него обнаружили симптомы болезни, а спустя ещё несколько дней он отошёл в мир иной.


Так выглядит нынче фасад Петришуле

Начальное образование Николай получил в Петришуле – Главном немецком училище Святого Петра. Николай, с детства владевший французским и немецким языками, учился блестяще. К тому же он был усерден и добросовестно относился ко всему, чем бы ни занимался. Поэтому не удивительно, что он в школе дважды получал награды за успехи в науках. Кроме этого мальчик увлекался рисованием, и матушка Николая обратилась к его крёстной матери императрице Марии Фёдоровне с просьбой о содействии в поступлении в Академию художеств для изучения архитектуры.


Академия свободных художеств
Гравюра резцом Ивана Ческого с оригинала Павла Свиньина, 1810-е годы

В четырнадцать лет он был зачислен учеником в Академию художеств, где до 1836 года проходил курс архитектуры у академиков В.А. Глинки и Х.Ф. Мейера, блестяще окончив его со званием художника 14 класса. Выпускной работой Николая в Академии был проект Училища правоведения, за который Бенуа получил Большую золотую медаль, а также был награждён шпагой и правом на заграничную пенсионерскую поездку для продолжения обучения.


Портрет архитектора К.А. Тона
Карл БРЮЛОВ

Но прежде чем отправиться на обучение за границу, Николай Бенуа должен был пройти строительную практику. Руководителем был определён известный архитектор Константин Тон. Сначала Николай Леонтьевич участвовал в строительстве церкви лейб-гвардии Семёновского полка в Санкт-Петербурге, а затем несколько лет провёл в Москве в качестве чертёжника и рисовальщика, занимаясь проектом и подготовкой к строительству храма Христа Спасителя. В июне 1840 года молодой архитектор, получив награду в тысячу рублей ассигнациями за труды по постройке храма во имя Христа Спасителя, выехал за границу: проехав Германию, Николай Бенуа остановился в Италии, где и провёл практически всё своё пенсионерство, пребывая главным образом в Риме и в Орвието.


Николай Бенуа в Риме, 1840 год, акварель
Василий ШТЕРНБЕРГ

Бенуа знакомился с Римом, изучал классические памятники зодчества, был особенно покорён внешним видом готических зданий и начал серьезно изучать этот стиль, делал зарисовки, копии. В Риме Николай познакомился и подружился с многими художниками и писателями, жившими в Италии, в том числе не только с молодыми, подающими надежды живописцами Фёдором Моллером, Михаилом Скотти, Василием Штернбергом, но и с маститым Александром Ивановым, Николаем Гоголем. В Риме же Николай Бенуа встретился с императором Николаем I, который проникся к нему большим уважением.

В конце 1845 года Николай I с супругой предпринял продолжительное путешествие по Италии, где посетил церкви, исторические памятники, скульптурные мастерские. Он приобрел и заказал более двадцати мраморных статуй и групп для коллекции современной скульптуры Нового Эрмитажа – первого музея Императорской семьи, открытого для широкой публики в 1852 году. В Риме монарх посвятил свободное время осмотру шедевров. Он договорился с папой Римским Григорием XIV о посещении картинной галереи Ватикана вместе с художниками русской колонии. Их ни до, ни после никогда не допускали в эту закрытую картинную галерею, в которой находились и произведения русских художников. Вице-президент Академии художеств Фёдор Толстой представил Николаю Павловичу пенсионера Бенуа как образованного человека, отлично знающего своё дело и поручил Николаю с друзьями быть гидом царя: показать и объяснить ему все достоинства итальянской архитектуры. Молодые зодчие прекрасно провели экскурсии для царя. Во время этих экскурсий между Николаем Павловичем и пенсионером Бенуа возник диалог:

У нас не умеют класть кирпич.
У нас умеют класть кирпич, у нас климат ерундовый, очень суровый, – патриотично ответил Николай Бенуа...
Эрудиция и знания поразили императора, позже это сыграло большую роль в дальнейшей профессиональной карьере Николая Леонтьевича.



Личный фотограф императора Сергей Левицкий сделал групповой снимок пенсионеров и других представителей русской колонии в Риме с Николаем Гоголем. Вот как сказал об этом фото критик Владимир Стасов: Какой тут богатый материал: и архитекторы, и живописцы, и скульпторы, и всякие другие, и Рим, и Россия, и – Гоголь надо всем!!!

Но самым счастливым периодом сам Бенуа считал годы, проведенные в Орвието. Здесь Николай вместе с двумя Александрами – своими закадычными друзьями-зодчими – Резановым и Кракау – провел два года, посвятив их изучению уникального шедевра итальянской средневековой готической архитектуры – Кафедрального собора Duomo di Orvietо.




Молодые люди трудились с утра до ночи, производя точные замеры и тщательно вычерчивая каждую деталь собора, для чего, с разрешения настоятеля храма, для них были построены специальные леса. В благодарность за такое к себе доброе отношение, русские архитекторы собственными руками и на свой счёт скрупулёзно вымыли губками весь собор, в том числе и мозаичные картины в его тимпанах и, покрытые грязью и пылью столетий, тончайшие барельефы фасада! Чтобы представить себе масштаб проделанной работы достаточно внимательно посмотреть на здание собора...






Лука Синьорелли Воскрешение во плоти

Итальянцы не оставили без внимания старания русских пенсионеров и в память об этом неординарном событии выбили медаль, на аверсе которой был изображён Орвиетский собор, а на реверсе – надпись с именами трёх добровольных русских реставраторов. Кроме того, каждый из архитекторов получил из папской халкографии по огромному, роскошно переплетенному тому гравюр Пиранези. Позднее, в 1877 году, сделанные во время обмеров рисунки собора были изданы во Франции под названием Monographie de la Cathedrale d'Orvieto, и до сих пор этот увраж не потерял своей ценности и считается образцом для знакомства с архитектурой Орвиетского собора.


Церковь Санта Мария делла Салюте в Венеции
Николай БЕНУА


Интерьер готического собора, акварель 1840 год
Интерьер итальянского собора, акварель 1843 год
Николай БЕНУА

Кроме этого, Николай Бенуа с друзьями совершал поездки по другим итальянским городам – Парме, Болонье, Колонье, Пьяченце, Венеции. В путевых альбомах зодчего пейзажи перемежались с архитектурными памятниками, жанровыми и костюмными зарисовками, портретами. Выполнены они были с большим вкусом, мастерством и точностью.


Пять братьев Бенуа, 1847 год
Михаил СКОТТИ

В 1846 году закончилось пребывание Николая Бенуа за границей. На обратном пути он посетил Францию, Швейцарию, Австрию, Англию, а затем в ноябре возвратился на родину.


Пять братьев Бенуа, 1847 год
(Cлева направо изображены Юлий, Николай, Леонтий, Франсуа и Александр, читающие письмо старшего брата Михаила из Брест-Литовска, датированное 18 ноября 1847)
Михаил СКОТТИ

В 1848 году Николай Бенуа женился на юной выпускнице Смольного института Камилле Кавос, дочери видного архитектора того времени Альберта Катариновича Кавоса, прославившегося строительством императорских театров. Он был сыном российско-итальянского композитора, дирижёра, органиста и вокального педагога Катарино Кавоса. Так в родословной Бенуа появилась линия Кавос.


Портрет Камиллы Альбертовны Кавос (в замужестве Бенуа).
Яков КАПКОВ, 1850 годы.

Это была любовь с первого взгляда. Начался их роман на балу в доме ректора Академии художеств знаменитого живописца Фёдора Бруни, куда молоденькую Камиллу начала вывозить в свет её мачеха. Скромную и робкую барышню заметил уже достаточно зрелый Николай Бенуа. Да и сама Камилла после первого же контрданса поняла, что перед ней её судьба. Через несколько недель последовало предложение руки и сердца, а вскоре за ним – 15 сентября 1848 года – и бракосочетание в церкви Пажеского корпуса.


Особняк Бенуа.

Семья Бенуа жила в трёхэтажном каменном доме, что у Николы Морского, на углу Никольской улицы и Екатерингофского проспекта. Этот наполовину построенный дом был приобретён у архитектора Василия Баженова ещё Леонтием Николаевичем Бенуа на имя своей жены. Постоянно семья стала проживать в нём с 1832 года. После своей женитьбы Николай Леонтьевич надстроил дом четвёртым этажом, увеличив, таким образом, его доходность. Надстройку Бенуа произвёл очень тактично и почти незаметно, практически не изменив общего характера здания. Хотя нынче интерьеры особняка утрачены, сохранились некоторые детали постройки – маскароны над окнами, декоративная плитка и чугунный балкон на двух ажурных металлических опорах. Бенуа занимали квартиру на втором этаже, здесь зодчий и прожил до самой смерти.




Зато сохранились в целости прелестные маски над окнами нижнего этажа. Их было два типа. Одна изображала страшную, похожую на горгону рожу, другая — очень миловидную улыбающуюся особу с курьезно повязанной над головой прической. (Мои воспоминания Александр Бенуа)




Позднее, в 1858 году Николай Бенуа ввёл в центр фасада ажурный чугунный балкон и козырёк на столбиках над входной дверью. Правда, в этом году в результате ДТП одна опора была снесена. Петербуржцы подскажите, восстановлена ли она?


Особняк Бенуа. Кабинет Николая Леонтьевича

На этом пока всё, продолжение следует через пару дней...

Большим подспорьем в знакомстве с семьёй Николая Леонтьевича Бенуа стали:

Мои воспоминания Александр Бенуа Москва Наука, 1990 год
Николай Бенуа М.И. Бартенева Изд. Стройиздат, 1994 год
200 лет семьи Бенуа в России (Юбилейный сборник, СПб 1994 год)
Петергоф Александра Бенуа В. Гусаров Изд. Искусство России 1996 год
Записки юного врача, Роковые яйца Михаил Булгаков

Tags: #Бенуа, Архитектура, Бенуа, Династии, ЖЗЛ, Однажды 200 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “ЖЗЛ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments