?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись


Под прикрытием особого арьергарда, теперь уже под командой генерала от инфантерии Михаила Андреевича Милорадовича, заменившего казачьего атамана Матвея Платова, действиями которого Кутузов оставался недоволен, русская армия отступила за Можайск, Нару, Большие Вяземы и 13 сентября подошла к Москве.


Можайская дорога в 1812 году
Хромолитография по оригиналу П. КОВАЛЕВСКОГО

Уже 11 сентября последовал рескрипт императора Александра I генералу Михаилу Илларионовичу Кутузову: В вознаграждение достоинств и трудов ваших возлагаем мы на вас сан генерал-фельдмаршала, жалуем вам единовременно сто тысяч рублей и повелеваем супруге вашей, княгине, быть двора нашего статс-дамою




Портрет М.И. Кутузова
Роман ВОЛКОВ

Всем бывшим в сем сражении нижним чинам жалуем по пяти рублей на человека. Мы ожидаем от вас особенного донесения о сподвизавшихся с вами главных начальников, а вслед за оными и обо всех прочих чинах, дабы по представлению вашему сделать достойную награду. Пребываем вам благосклонны. Александр.


Кутузов на Поклонной горе перед военным советом в Филях
Иллюстрация к роману Льва Толстого Война и мир
Алексей КИВШЕНКО

Посланный на разведку предположительного места сражения, начальник штаба генерал от инфантерии Леонтий Беннигсен доложил а концу дня 12 сентября, что такая позиция найдена в 3 верстах от Москвы. На следующий день Кутузов выехал туда. Главнокомандующий попросил генералов Барклая-де-Толли, Ермолова, Толя внимательно осмотреть позиции и доложить своё мнение. Барклай, несколько дней уже хворавший, верхом объехал поле брани и доложил о его полной непригодности. Такого же мнения были и Ермолов с Толем. Отдав распоряжение известить военачальников о созыве военного совета, Кутузов отбыл в деревню Фили, где в избе крастьянина Фролова разместилась главная квартира русской армии.


Кутузовская изба в Филях
Алексей САВРАСОВ




Кутузовская изба в Филях
Алексей САВРАСОВ


Кутузов на военном совете в Филях
Иллюстрация к роману Льва Толстого Война и мир
Андрей НИКОЛАЕВ

На военном совете, проводившемся в обстановке секретности и без ведения протокола, участвовали от 10 до 15 человек. Точно установлено, что присутствовали Кутузов, Барклай-де-Толли, Беннигсен, Дохтуров, Ермолов, Раевский, Коновницын, Остерман-Толстой, Толь, Уваров, Кайсаров. Немного припозднился Беннигсен, затем приехал Толь, и последним уже после начала совета появился генерал Раевский. Вопрос был поставлен Кутузовым так: нужно ли рисковать всей армией, расположенной на невыгодной позиции, или следует оставить Москву без боя. Вопреки регламенту (высказывание от младшего по чину к старшему), слово взял Барклай-де-Толли и чётко, последовательно объяснил, почему сражение давать нельзя, надо отступить. И он собственно первым озвучил мысль, что с потерей Москвы не потеряна Россия, а овладение Москвой приготовит гибель Наполеону... И надо сказать, что Барклай убедил таких генералов, в храбрости которых не приходится сомневаться, как Александр Остерман-Толстой, Карл Толь, Николай Раевский.


Военный совет в Филях
Иллюстрация к роману Льва Толстого Война и мир
Алексей КИВШЕНКО
(на картине слева направо изображены: Кайсаров, Кутузов, Коновницын, Раевский, Остерман-Толстой, Барклай-де-Толли, Уваров, Дохтуров, Ермолов, Толь, Беннигсен)

Признавая бесперспективность избранной позиции для сражения, в качестве альтернативы было высказано намерение проявить патриотизм и красиво принять смерть у стен Кремля. Её подержали Беннигсен, Ермолов (который позже писал, что высказался так, боясь упрёков современников), Дохтуров, Коновницын. То есть практически был паритет.


Военный совет в Филях.
Алексей КИВШЕНКО

Кутузов в конце совета подытожил эти высказывания и вынес окончательное решение:

С потерянием Москвы не потеряна еще Россия. Первою обязанностью ставлю себе сохранить армию, сблизиться с теми войсками, которые идут к ней на подкрепление, и самым уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю. Поэтому я намерен, пройдя Москву, отступить по Рязанской дороге. Знаю, ответственность падет на меня, но жертвую собою для спасения Отечества. Приказываю отступать!


Кутузов после военного Совета в Филях
Иллюстрация к роману Льва Толстого Война и мир
Дементий ШМАРИНОВ


Кутузов в Филях
Александр АПСИТ

Итак, на военном совете в Филях вечером 13 сентября были приняты два весьма важных решения: о сдаче Москвы без боя и отступлении русской армии по Рязанской дороге. Проведение войск через Москву было поручено Барклаю-де-Толли, а командующему арьергардом генералу Милорадовичу Кутузов через Ермолова приказал почтить древнюю столицу видом сражения под стенами её. Как отреагировал на это генерал, узнаем чуть позже.

Комментарии

( 15 мррр-мяу — погладить мурлыку )
legal_57
12 сент, 2012 09:48 (UTC)
Как быстро время бежит, вот мы уже и под Москвой. Спасибо, интересно, хотя и более-менее знакомо:-)

Милорадовичем заинтриговала!
pro100_mica
12 сент, 2012 11:33 (UTC)
Ничего, повторить не вредно:)
(Удалённый комментарий)
pro100_mica
12 сент, 2012 11:34 (UTC)
Главное редкая:).
Я её в сети не нашла, пришлось сканировать, но она на развороте толстой книги, так что пришлось дать только фрагменты.
ter_psich_ora1
12 сент, 2012 10:59 (UTC)
Саврасов симпатичный, да и другие иллюстрации к "Войне и миру" тоже:-)

Скоро московский пожар. Вы ведь о нем уже как-то писали?
pro100_mica
12 сент, 2012 11:39 (UTC)
Да, Катя, правильно помнишь, писала пару лет назад, но всё равно пришлось переработать, увеличить картинки, т.к. после СУПовских реорганизаций альбомов, там всё пошло сикось-накось:)

Вот жаль Лара уехала отдыхть, некому литературой нас побаловать...
ter_psich_ora1
12 сент, 2012 11:54 (UTC)
Тогда я чуть Ларисой побуду, можно?
Интересно описание действующих лиц совета глазами Милашки:

"В просторной, лучшей избе мужика Андрея Савостьянова в два часа собрался совет. Мужики, бабы и дети мужицкой большой семьи теснились в черной избе через сени. Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе. Малаша робко и радостно смотрела с печи на лица, мундиры и кресты генералов, одного за другим входивших в избу и рассаживавшихся в красном углу, на широких лавках под образами. Сам дедушка, как внутренне называла Maлаша Кутузова, сидел от них особо, в темном углу за печкой. Он сидел, глубоко опустившись в складное кресло, и беспрестанно покряхтывал и расправлял воротник сюртука, который, хотя и расстегнутый, все как будто жал его шею. Входившие один за другим подходили к фельдмаршалу; некоторым он пожимал руку, некоторым кивал головой. Адъютант Кайсаров хотел было отдернуть занавеску в окне против Кутузова, но Кутузов сердито замахал ему рукой, и Кайсаров понял, что светлейший не хочет, чтобы видели его лицо.

Вокруг мужицкого елового стола, на котором лежали карты, планы, карандаши, бумаги, собралось так много народа, что денщики принесли еще лавку и поставили у стола. На лавку эту сели пришедшие: Ермолов, Кайсаров и Толь. Под самыми образами, на первом месте, сидел с Георгием на шее, с бледным болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головой, Барклай де Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало. Рядом с ним сидел Уваров и негромким голосом (как и все говорили) что-то, быстро делая жесты, сообщал Барклаю. Маленький, кругленький Дохтуров, приподняв брови и сложив руки на животе, внимательно прислушивался. С другой стороны сидел, облокотивши на руку свою широкую, с смелыми чертами и блестящими глазами голову, граф Остерман-Толстой и казался погруженным в свои мысли. Раевский с выражением нетерпения, привычным жестом наперед курчавя свои черные волосы на висках, поглядывал то на Кутузова, то на входную дверь. Твердое, красивое и доброе лицо Коновницына светилось нежной и хитрой улыбкой. Он встретил взгляд Малаши и глазами делал ей знаки, которые заставляли девочку улыбаться.

Все ждали Бенигсена, который доканчивал свой вкусный обед под предлогом нового осмотра позиции. Его ждали от четырех до шести часов, и во все это время не приступали к совещанию и тихими голосами вели посторонние разговоры."
pro100_mica
12 сент, 2012 17:34 (UTC)
Вот и молодец, Катя! Теперь словесные портреты некоторых участников имеем:)

Edited at 2012-09-25 12:42 (UTC)
melanyja
12 сент, 2012 18:27 (UTC)
Девочка Малаша? Меланья, небось :)
pro100_mica
12 сент, 2012 19:32 (UTC)
Наверное! Тебе лучше знать:)
bbb28
12 сент, 2012 19:13 (UTC)
Саврасовская "Изба" понравилась. Совсем невонная картина. Таинственная.
pro100_mica
12 сент, 2012 19:27 (UTC)
Саврасов умеет таинственно изобразить:) Великий живописец...
kobrochka1
25 сент, 2012 08:15 (UTC)
Фили - место моей работы
Ой, питаю я слабость к Саврасову. Вот как выглядело, стало быть, то место, где я сейчас работаю
А названия улиц - Багратионовский проезд, улица Герасима Курина, улица Барклая. Я уж не говорю о Кутузовском проспекте...
А вспомню я пока Каролину Павлову
. К. ПАВЛОВА



МОСКВА


День тихих грез, день серый и печальный;
На небе туч ненастливая мгла,
И в воздухе звон переливно-дальний,
Московский звон во все колокола.


И, вызванный мечтою самовластной,
Припомнился нежданно в этот час
Мне час другой,—тогда был вечер ясный,
И на коне я по полям неслась.


Быстрей! быстрей! и у стремнины края
Остановив послушного коня,
Взглянула я в простор долин: пылая,
Касалось их уже светило дня.


И город там палатный и соборный,
Раскинувшись широко в ширине,
Блистал внизу, как бы нерукотворный,
И что-то вдруг проснулося во мне.


Москва! Москва! что в звуке этом?
Какой отзыв сердечный в нем?
Зачем так сроден он с поэтом?
Так властен он над мужиком?


Зачем сдается, что пред нами
В тебе вся Русь нас ждет любя?
Зачем блестящими глазами,
Москва, смотрю я на тебя?


Твои дворцы стоят унылы,
Твой блеск угас, твой глас утих,
И нет в тебе ни светской силы,
Ни громких дел, ни благ земных.


Какие ж тайные понятья
Так в сердце русском залегли,
Что простираются объятья,
Когда белеешь ты вдали?


Москва! в дни страха и печали
Храня священную любовь,
Не даром за тебя же дали
Мы нашу жизнь, мы нашу кровь.


Не даром в битве исполинской
Пришел народ сложить главу
И пал в равнине Бородинской,
Сказав: «Помилуй бог, Москву!»


Благое было это семя,
Оно несет свой пышный цвет,
И сбережет младое племя
Отцовский дар, любви завет.




pro100_mica
25 сент, 2012 12:41 (UTC)
Re: Фили - место моей работы
О, да ты вся в окружении героев 1812 года!

А в каком месте по нынешним меркам изба эта находилась не знаешь?

Спасибо за стихотворение, знала, что внесёшь новую струю :)...
kobrochka1
25 сент, 2012 12:50 (UTC)
Re: Фили - место моей работы
Предположительно, в районе парка "Фили"
pro100_mica
25 сент, 2012 13:40 (UTC)
Re: Фили - место моей работы
Было в классно, если бы избушку реконструировали, поставили, хотя бы временно, на время юбилея, парк всё-таки, можно было:)
( 15 мррр-мяу — погладить мурлыку )

Календарь

Апрель 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com