?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

C этим человеком, одним из самых колоритных персонажей Смутного времени, мы встречаемся на всём протяжении повествования. В ночь на 17 мая 1606 г. был убит заговорщиками, инспирировавшими народный гнев и спровоцировавшими восстание москвичей, русский царь Лжедмитрий I. Во главе заговора стоял боярин Василий Иванович Шуйский, родословная которого отсчитывалась от княжеского дома суздальских Рюриковичей, т.е. от князя Андрея Ярославовича, брата Александра Невского...

Василий Шуйский пережил и опалы монархов, и заговоры знати, и народное недовольство. Он добился высшей власти, но расплатился собственной жизнью за кратковременное своё торжество.


Василий Иванович Шуйский
Гравюра ШТЕНГЛИНА

Его отец, князь Иван Андреевич Шуйский, в общем, не cделал большой карьеры в средине XVI века, но стал стремительно подниматься в опричные годы, став главой опричной думы на её излёте. Благодаря этому его пятеро сыновей вошли в тесный круг близких к Ивану Грозному лиц, группировавшихся после отмены опричнины в так называемом особом дворе Ивана Грозного. Здесь же Василий познакомился с Борисом Годуновым.


Царь Борис и Шуйский                       Шуйский и Воротынский
Владимир ФАВОРСКИЙ


Василий Шуйский и Афанасий Пушкин Владимир ФАВОРСКИЙ


Василий Шуйский и Иван Воротынский Владимир ФАВОРСКИЙ


Князь Василий Шуйский Роман ЛЕВИЦКИЙ

Несмотря на некоторые трения во взаимоотношениях, факт остаётся фактом: вплоть до самой смерти Бориса Годунова, Василий Шуйский был верным его сторонником. Именно он был одним из командующих армии, которая нанесла поражение войску самозванца под Добрыничами.


Князь Василий Шуйский
Евгений КИБРИК


В доме у князя Василия Шуйского
Евгений КИБРИК


Князь Василий Шуйский
Павел СКОТАРЬ

Однако потом он переметнулся на сторону Григория Отрепьева, угодливо подтвердив, что тот является чудесно спасшимся сыном Ивана Грозного. Благодарный самозванец разрешил Шуйскому вступить во второй брак с княжной Буйносовой-Ростовской (после смерти первой жены Елены Репниной в 1592 г., цари не разрешали Шуйскому жениться, дабы не продлевать род). После этого хитрый и расчётливый интриган Василий Иванович устроил два заговора (по пути чудом едва не угодив на плаху) и устранил с трона своего протеже. Это случилось 17 мая 1606 года, а уже 19 мая Василий Шуйский был выкрикнут царем. В течение двух лет это был уже четвёртый самодержец, двое из которых были убиты.


Василий IV Шуйский
Царь и Великий князь Василий Иоаннович Шуйский
Копия из Титулярника XVII в.                В.Н. НЕЧАЕВ       

По сути для избрания на царство Василия Шуйского не был созван Земский собор по всем правилам (когда грамоты рассылались бы по городам и дожидались съезда представителей) и фактически он был поддержан малочисленной, но сильной партией московских бояр. Некоторые города не спешили присягать новоиспечённому монарху, а казаки, служилые люди южных окраин России и вовсе отказывались.
Чтобы предотвратить всяческие слухи о новом спасении царевича Дмитрия, царь на следующий же после венчания на царство день (1 июня 1606 г.) в третий раз изменил свои показания, заявив теперь, что еретик Гришка Отрепьев не был царевичем Дмитрием, а мальчик был убит по приказу Бориса Годунова. Мощи царевича торжественно доставили в Архангельский собор Московского Кремля, ему была уготована участь мученика и причисление к сонму святых...


Русский царь Василий Иванович Шуйский
А.А. ЗЕЛЕНСКИЙ                      Гравюра ШЕНЮ

Дорвавшись до власти, Василий Иванович не знал, что с нею делать. То, что он умел хорошо делать – интриговать – было не нужно. А власть оказалась тяжкой ношей. Царь без искусных стратегов и без казны – есть орёл бескрылый. Страна погрузилась в уныние, не было ни пиров, ни милостей, были одни опалы... А польские послы писали королю:
Вместо роскоши и веселья явились везде простота и печаль. Нам казалось, что двор московский готовится к погребению.
Началось крестьянское восстание Болотникова, объявился Лжедмитрий II, по лесам рыскали вооруженные банды поляков, литовцев и шведов. Против Москвы открыто выступил польский король Сигизмунд III.


СМУТА
Павел РЫЖЕНКО


В Смутное время
Мария ПОДКОПАЕВА

Болотников
Восстание Болотникова Неизвестный художник


Болотников Иван Исаевич Неизвестный художник

Освободившись из многолетнего рабства на турецких галерах, бывший холоп-послужилец князя Телятьевского, Иван Исаевич Болотников отправился на родину через Венецию, Германию и Польшу. Он плохо ориентировался в перипетиях событий, произошедших в России, никогда не в глаза не видел Григория Отрепьева, поэтому легко поверил в сказку о чудесно спасшемся царе Дмитрии Ивановиче, которым представился ему, бежавший после смерти Лжедмитрия I в Польшу, служивший при дворе самозванец Михаил Молчанов. Болотников готов был биться за своего последнего государя. Так с 30 дукатами в кармане, шубой с царского плеча, саблей и грамотой к князю Григорию Шаховскому во главе небольшого отряда он выехал в Путивль. Шаховской назначил Болотникова большим воеводой, и дал отряд в 12 000 человек, с которым Иван Исаевич и отправился к Москве, возвещая всем, что лично видел живого царя Дмитрия и тот назначил его царским воеводой.


Восстание Болотникова Битва войска Болотникова с царской армией Гавриил ГОРЕЛОВ


Восстание Болотникова. Битва с царской армией Эрнест ЛИССНЕР

Астальцев
Смута. Восстание Болотникова Виктор АСТАЛЬЦЕВ

Отряд быстро рос, к нему присоединялись не только крестьяне, холопы, но и стрельцы, воеводы, и даже князья и дворяне, недовольные политикой царя Василия IV. Со всеми несогласными и не желавшими изменять царю, жестоко расправлялись – вешали, распинали, убивали, сбрасывали с башен. Так погибли князья Буйносов, Бутурлин, Плещеев, двое Воейковых, Щербатов, Бартенев и др. Правительственные войска вели себя не лучше, люто казнили пленных, сдавших города... Город за городом объявляли царём Дмитрия Ивановича и высылали Болотникову вспомогательные отряды. Были захвачены Кром, Елец, Тула, Кашира, Калуга.


Святейший патриарх Всея России Гермоген.
Богомольная грамота патриарха Гермогена о победе царских войск над болотниковцами на Восме
Гравюра по картине Виктора ВАСНЕЦОВА

Выступление Болотникова вначале было поддержано дворянскими предводителями Истомой Пашковым, Прокопием Ляпуновым и др. Вообще перебежки из одного стана в другой были не редкостью на протяжении всего восстания. Кроме этого, так как Лжедмитрий Отрепьев-Молчанов оттягивал возвращение в Россию, появился целый сонм самозванцев. Это и Илейка Муромец, выдававший себя за сына Петра царя Фёдоровича Иоанновича, якобы злодейски подменённым всё тем же Борисом Годуновым дочерью, и Август (в Астрахани), назвавшийся сыном Ивана Грозного от Анны Колтовской, и царевич Лаврентий, как сын убитого Ивана Ивановича и др.


Иван Болотников
Валерий РЯБОВОЛ

В октябре 1606 г. восставшие осадили Москву, но из-за перехода ряда бояр на сторону Шуйского, были разгромлены у подмосковной деревни Котлы в декабре 1606 г. войсками Михаила Скопина-Шуйского и вынуждены были отступить сначала в Калугу, а затем в Тулу. В XVII в. хорошо умели оборонять крепости, но не умели их брать. Правительственные войска осаждали Тулу более трёх месяцев, пока по остроумному предложению муромского дворянина Кравкова не была построена запруда на реке Упе, ниже Тулы, и вода затопила город. Наводнение и голод усмирили мятежников. Начались переговоры о сдаче города. В октябре 1607 года восстание под предводительством Ивана Болотникова было окончательно разгромлено.


НХ Болотников является с повинной перед Василием Шуйским

Иван Болотников явился к царю во всеоружии, сошёл с коня, обнажил саблю, положил её себе на шею, пал ниц и сказал:
Я исполнил обет свой, служил верно тому, кто называл себя Дмитрием. Обманщик или царь истинный не знаю, но он обманул меня...
Василий Шуйский обещал мятежникам милость. Болотникова, Шаховского и других главарей вместе с Илейкою отправили в Москву. Взятие Тулы праздновали подобно завоеванию Казани или Смоленска. Москва встретила царя, как победителя, три дня его славили во всех храмах, а сам он пять дней молился в Троице-Сергиевом монастыре. А потом приступил к государственному правосудию. Князя Шаховского сослали в монастырь, князя Телятьевского, перешедшего в последний момент на сторону царя, помиловали, Илейку Муромца повесили на Серпуховской дороге у стен Данилова монастыря. Так как царь Василий обещал более не пролить крови, то сдавшихся повстанцев каждую ночь выводили сотнями, ставили в ряд, убивали дубиной по голове, а трупы спускали под лёд Яузы.


Расправа над восстанием Болотникова
Олег ЛЕОНТЬЕВ


Казнь Ивана Болотникова
НХ

Главарь восстания Иван Исаевич Болотников после допроса был отправлен в Каргополь и там в 1608 г. был сначала ослеплён, а затем утоплен.


Василий Иванович Шуйский – русский царь
Гравюра на дереве 1610 г.

Однако вскоре положение царя в Москве вновь пошатнулось. В Москве зрели заговоры. Измученный народ тоже был не прочь свергнуть непопулярного царя. Два года Василий IV уговаривал народ потерпеть, клялся толпе, иногда падал перед нею ниц. Спасала его также поддержка патриарха Гермогена, перед которым трепетали многие светские владыки, стоявшего за порядок в столице и стране.


Василий IV Шуйский


Захар Ляпунов во главе бояр предлагает Василию Шуйскому оставить престол.
Гравюра с картины Николая НЕВРЕВА


Свержение царя Василия Шуйского

Но терпению пришёл конец. Его последние дни были безрадостны. Он ещё сидел на троне, а народ под окнами уже кричал:
Ты нам больше не царь!
17 июля 1610 г. во дворец прибыла группа бояр и дворян во главе с Захарием Ляпуновым и потребовала отречения от престола ради мира по челобитью всех людей.
Зачем вы, клятвопреступники, ворвались ко мне с такой наглостью? Если хотите убить меня, то я готов, но свести меня с престола без бояр и всей земли вы не можете...
Это был первый подобный случай в истории России.


Царь Василий IV Шуйский
Из книги В.П.Верещагина История Государства Российского
в изображениях Державных его Правителей


Пострижение Василия Шуйского в монахи
Борис ЧОРИКОВ

И всё-таки, как ни странно, окончил свои дни царь Василий IV достойно. Через пару дней противники свели его в Чудов монастырь и насильственно постригли в монахи под именем инока Варлаама. Он отказался произносить необходимые слова при этом обете, за него говорили другие люди. В конце сентября его под ложным предлогом отправили сначала в Осипов монастырь, а затем, прихватив и его братьев, к королю Сигизмунду III под Смоленск. Василий Шуйский молчал и не отдал королю поклона, как от него требовали. Как позже говорили, бывший царь не отдал на поругание честь государства.


Василий Шуйский и его братья в качестве заложников на сейме в Варшаве в 1611 году.
Гравюра на меди Френцеля Конец XVII в.


Пленный царь Василий Шуйский и Сигизмунд III. Варшава 1611 г.
Ян МАТЕЙКО


Представление пленного царя Василия Шуйского Сенату и Сигизмунду III
в Варшаве в 1611 году
Ян МАТЕЙКО

В сентябре 1611 года польский король Сигизмунд III пожелал устроть пышный Триумф себе, своим полководцам, да так, чтобы раскаты этого торжества разнеслись по всей Европе. Братьев Шуйских привезли под Варшаву, а затем по всему городу прошла торжественная процессия, во главе которой ехал коронный гетман Станислав Жолкевский, а за ним везли пленников, одетых в специально сшитые торжественные одежды. Их привели к королю в зал. Шуйский вынужден был отдать поклон и поцеловать руку сидящему королю, но он не произнёс за все время этого торжественного приема ни слова. Ни слова о милости.

Меньше чем через год, 12 сентября 1612 года, Василий Иванович Шуйский умер в Гостынском замке, под Варшавой, через несколько дней скончался и его брат Дмитрий. В живых остался только лишь один Иван, который только в 1635 году вернулся в Россию.


Василий Шуйский
Портрет из серии Родословная великих князей и царей российских
Кость, ажурная и рельефная резьба, гравировка, раскраска, XVIII в.

Его прах был перенесен в специально построенный в Варшаве мавзолей. В 1635 году останки царя вернулись в Россию, их погребли в Архангельском соборе

За период правления этого не очень симпатичного человека были и положительные моменты. Он впервые в российской истории, вступая на трон, присягнул своим подданным и поклялся ограничить своё самодержавие. Он поцеловал крест и дал подкрестную запись о том, что никого не осудит и не предаст смерти без тщательного расследования и истинного суда, не осудит близких родственников опального, если они не виновны. Т.о. состоялся небывалый дотоле акт в московском государственном праве – принцип наказания по суду. По мнению Василия Ключевского царь превращался из государя холопов в правомерного царя подданных, правящего по законам.

И ещё одно странное и нелогичное на первый взгляд событие. Как мы знаем, самосудом царя Василия без каких-либо расследований ответственность за убийство царевича Дмитрия была полностью возложена на Бориса Годунова. Но вскоре останки царя Бориса, а также невинно убиенных царицы Марии и царя Фёдора Борисовича почтительно перенесли из Варсонофьевского монастыря (здесь они находились после того, как прах царя Бориса был удалён при Самозванце из Кремлевского Архангельского собора) в Троице-Сергиевский монастырь и погребены в склепе Успенского собора.



А через полгода, в феврале 1607 г. царь отправил в Старицу к прежнему патриарху Иову делегацию с просьбой приехать в Москву. 16 февраля 1607 года в Москве состоялся расширенный Архиерейский Собор Русской церкви во главе с двумя патриархами, бывшим Иовом и настоящим Гермогеном. Вопрос на соборе был один: о преступлении всеми православными христианами крестного целования на верность царю Борису Фёдоровичу Годунову, затем царю Фёдору Борисовичу, царице Марье и царевне Ксении – то есть об измене присяге, данной погубленной династии Годуновых. Собор действовал всего один день, и результатом его деятельности стал один документ – прощальная и разрешительная грамота, ставшая своего рода соборным определением Русской церкви по вопросу о законности династии Годуновых и о невиновности царя Бориса во вмененном ему преступлении. И царь Василий, бывший глава следствия по угличскому делу, почему-то не противоречил голосу Церкви.

Грамота была всенародно прочитана велегласно архидияконом Алимпием по велению патриарха Гермогена в Успенском соборе.

С монархами до 1613 года простимся и поговорим о Смутном времени вообще.

Записи из этого журнала по тегу «Смута»

Комментарии

( 50 мррр-мяу — погладить мурлыку )
ter_psich_ora1
4 ноя, 2010 12:45 (UTC)
Как всегда, спасибо огромное за прекрасное исчерпывающее повествование и отличные иллюстрации! Фаворский, Астальский, Кибрик очень хороши.

Не подозревала, что Болотников не просто холоп, а ещё и побывал в рабстве.
А как он туда попал?

pro100_mica
4 ноя, 2010 14:41 (UTC)
Да, было дело!

Сначала Болотников попал на Диком поле в плен к татарам, а потом ими был продан в рабство туркам. И освобождён через несколько лет немецкими моряками, захватившими галеру. Так что пришлось ему не сладко. Но потом опять попал, как кур в ощип...
(без темы) - ter_psich_ora1 - 4 ноя, 2010 14:51 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 4 ноя, 2010 18:19 (UTC) - Развернуть
(без темы) - true_kaa - 4 ноя, 2010 20:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ter_psich_ora1 - 5 ноя, 2010 09:33 (UTC) - Развернуть
tzitzitlini
4 ноя, 2010 13:12 (UTC)
Как всегда, подборка просто великолепна.

Спасибо!
pro100_mica
4 ноя, 2010 14:43 (UTC)
Спасибо, Галя!
kobrochka1
4 ноя, 2010 17:13 (UTC)
Быль о том, как Шуйский стал царем
Потрясающе!
Наталья Петровна Кончаловская посвятила этому периоду большой раздел, так что цитировать буду по кусочку
Фаворский -это чудо!

Собрались бояре как-то раз,
За беседой посидели час,
Меж собою тайно говоря, —
Выбрали боярского царя.
И, собрав на площадь москвичей,
Став на Лобном месте, под Кремлём,
Горсточка бояр-бородачей
Объявила Шуйского царём.
Под присягой Шуйский дал зарок
Не казнить бояр — друзей своих.
Обещал, что он не будет строг,
Что он будет милостив и тих.
В Кремль боярин Шуйский водворён
И усажен на московский трон.
Думали бояре, что конец
Самозванству, слухам и молве,
Если царский держится венец
На плешивой хитрой голове.
Но хоть новый государь пришёл
На московский на пустой престол,
Самозванцев в эти все года
Столько стало, сколько никогда.
После Гришки через малый срок
Новый объявляется царёк.
А на Каме, Волге, на Дону
По три самозванца за весну.
Каждый врал: «Царевич Дмитрий я,
Сын Ивана Грозного царя!»
Каждый на столицу путь держал,
Шуйскому сверженьем угрожал.
И боярский царь, боясь угроз,
С самозванцами повёл борьбу:
Он в Москву из Углича привёз
Дмитрия-царевича в гробу.
Гроб открыли перед всей Москвой,
В нём лежал царевич неживой,
В ферязи истлевшей, в кушаке,
С горсточкой орехов в кулаке.
Был царевич погребён в Кремле,
Слух о том прошёл по всей, земле,
Успокоил знатных москвичей
И купцов, московских богачей.
И боярин ночью крепко спал,
Но мужицкий гнев не остывал —
Со дворов боярских много слуг
Убегало к бунтарям на юг,
Потому что проливал народ
На господских пашнях кровь и пот,
Потому что понимал народ,
Что лишь бунтом сбросишь барский гнёт

А я у себя поместила маленький фотоотчет о выставке Левитана на Крымском Валу
pro100_mica
4 ноя, 2010 18:23 (UTC)
Re: Быль о том, как Шуйский стал царем
Спасибо, Лара!
Ну, прям как у меня, но я Кончаловскую специально не читаю, чтобы её текст не влиял на мой:)))

Щас зайду, а я думаю, куда это ты пропала?
(Удалённый комментарий)
pro100_mica
4 ноя, 2010 20:33 (UTC)
Спасибо, Алла, мне просто самой интересно вспоминать, привязывая к иллюстрациям, хотя их иногда не хватает, а бывает, наоборот:)

У Акунина есть Детская книга, так вот там описываются приключения школьника Эрастика Фандорина, как раз попавшего в эту эпоху... Весьма неслабо.

А вообще согласна, не приведи, ну, разве что на денёк, в качестве царицы, если отравить не успеют...

(без темы) - true_kaa - 4 ноя, 2010 22:16 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pro100_mica - 5 ноя, 2010 05:52 (UTC) - Развернуть
kobrochka1
5 ноя, 2010 09:17 (UTC)
О Болотникове
Так вот на каторгу эту турецкую,
С детства изведавший долю недетскую,
Тяжкую долю холопа боярского,
Продан был туркам из плена татарского
Ваня Болотников, сильный, большой,
Юноша умный, с отважной душой.
Скрыться от турок куда бы подалее?
Ваня Болотников скрылся в Италии.
Место в Италии самое лучшее —
Город Венеция, чудо плавучее,
Дивное диво, царица морей,
Что управлялась сама, без царей.
Был этот город построен над водами:
Чудной работы дворцы с переходами,
С тонкой резьбою, со львами, с колоннами.
Весь островками, водой разделёнными,
В пене морской на лагуне туманной
Жил этот город невиданный, странный,
Глядя в широкий простор голубой,
В зеркале моря любуясь собой.
Вместо крылечка — ступеньки с причалами,
Вместо возков проплывают каналами
Лодки-гондолы, как лебеди чёрные.
Лодки ведут гондольеры проворные.
Тихо струится вода по проулку.
Здесь не поедешь верхом на прогулку!
Ваня доселе не видел нигде,
Чтобы хоромы стояли в воде,
Чтобы вокруг не пахали, не сеяли,
Не молотили зерна и не веяли,
Чтобы стада не паслись меж дубравами,
Чтобы не пахло душистыми травами,
Чтобы пастух не играл спозаранок,
Чтобы в домах ни печей, ни лежанок.
Что тут за люди и что за страна,
Словно всплыла с океанского дна?
Смотрит Иван и всему удивляется.
Кем тут народ без царя управляется?
Кто же здесь главный? Какой водяной
Правит невиданной этой страной?
Здесь отыскались у странника Вани
В древней Венеции братья-славяне.
Тоже от турок когда-то бежали,
Остров свободных славян основали;
Кто изучил стеклодувное дело,
Кто шелкопрядством занялся умело,
Кто на воде — рыболовным трудом.

Ваня нашёл здесь и помощь и дом.
Здесь и узнал он, вдали от отечества,
Как без царя верховодит купечество,
Как для народа законы суровые
Вводят богатые люди торговые,
pro100_mica
5 ноя, 2010 11:00 (UTC)
Re: О Болотникове
И здесь в точку:)

А конец не поместился, что ли?
mgtverskoy
5 ноя, 2010 13:13 (UTC)
Не представляю себе этот титанический труд по отблору иллюстративного материала, если сухим языком говорить.

Спасибо.
pro100_mica
5 ноя, 2010 19:41 (UTC)
Мне сложнее составить текст так, чтобы он был лаконичным, в то же время достаточно информативным, не занудным и соответсвующим иллюстрациям. Наваять много не проблема, но длинные тексты, как мне кажется, утомительны:)

Я раньше давала минимум текста, но эти темы таковы, что хочется ещё высказать и своё Фэ или Фи:)))
(без темы) - mgtverskoy - 5 ноя, 2010 20:18 (UTC) - Развернуть
kobrochka1
5 ноя, 2010 17:38 (UTC)
О Болотникове
И захотелось увидеть Ивану
Разных народностей, разные страны,
Снова увидеть всё то, что знакомо,
Что происходит на родине, дома.
Он за приют расплатился чем мог,
Взял посошок и пошёл на восток.

КАК ПРИШЛОСЬ ЕМУ ИДТИ, ЧТО ОН ВИДЕЛ НА ПУТИ
Венгерские Альпы — высокие горы.
Ручьи, ледники, водопады, озёра,
Альпийских лугов неземная краса,
По склонам крутым вековые леса.
Над горными высями клёкот орлиный,
А где-то внизу зеленели долины,
Шумели дубравы в предутренней мгле,
Катился Дунай по венгерской земле.
Блуждая, плутая, дороги не зная,
Болотников всё же дошёл до Дуная.
Худой и голодный, от пыли седой,
Умылся прохладной, прозрачной водой,
Умылся, напился с такою отрадой,
Как будто он выпил небесной прохлады.
Катился Дунай по венгерской земле,
По той, что веками была в кабале.
Владели, магнаты землёй, рудниками,
Веками, веками чужими руками
Они добывали богатства земли
И всем торговали, чем только могли:
Отечеством, совестью, гордостью, честью.
Веками пылали и гневом и местью
Сердца землепашцев — венгерских рабов,
Но не было сил уничтожить врагов.
Был путь у Ивана и труден и долог,
Но как-то забрёл он в рыбачий посёлок,
Где встретил дунайских славян-рыбарей.
В челне по реке добираться скорей,
Чем пешему мерить равнины шагами,
Пылить по дорогам, брести берегами.
И, сидя на вёслах в рыбачьем челне,
Качаясь на зыбкой дунайской волне,
Задумчиво глядя на замки, на башни,
На нищих крестьян, на лачуги и пашни,
Болотников думал: «Вот сколько прошёл,
И сколько я видел посадов и сёл,
И сколько народу я видел в пути,
А счастья и правды нигде не найти.
Уж, видно, от века всегда это было:
Богатый и бедный — два стана, две силы.
Хозяин и раб, господин и батрак…
Когда ж будут жить по-иному, не так?»
И, сердце Ивана огнём зажигая,
Вскипала горячая сила живая.
Всей грудью вздохнув, он на вёсла налёг —
Вперёд по теченью рванулся челнок
kobrochka1
5 ноя, 2010 17:45 (UTC)
И еще о Болотникове

Шуйский в тревоге расспрашивал: «Жив ли
Князь Шаховской, воевода в Путивле?
Так он со мною бранился всегда,
Так ненавидел, что просто беда!» —
«Жив, — говорят, — да отпал от столицы:
Вольная шайка в Путивле гнездится —
Смерды, холопы и всяческий сброд,
С Дона казаки, разбойный народ!»
Шуйский в тревоге разводит руками:
«Слышно, народы бунтуют на Каме.
Скачут гонцы: беспорядки в Твери,
Грозно во Пскове шумят бунтари.
Слава те, боже: как север от юга.
Ты отделил бунтарей друг от друга.
Если б сплотились, столице беда —
С ними не справиться было б тогда!»


Этой порой в городке нелюбимом,
Что на пути меж Москвою и Крымом,
В древнем Путивле, где легче дышать,
Где не лютует московская знать,
В древнем Путивле вольготно и смело
Площадь торговая в праздник шумела.
Пышно раскинулся южный базар.
В час пополудний был самый разгар!
Льстивый зазыв торгашей краснорожих,
Пенье слепцов и калик перехожих.
Пели калики о Смутной поре,
И, между прочим, о новом царе —
Дмитрии новом, что божьего волей
Место займёт на московском престоле…
Конское ржанье, мычанье коров,
Лязг бубенцов и медведицы рёв.
Мёду янтарного полны колоды.
Вишенья горы, малины, смороды,
И возникающей тут же тропою,
Плетью поток рассекая людской,
Сидя в седле высоко над толпою,
Ехал по площади князь Шаховской.
Медленно ехал от края до края,
Плетью указывал, снедь выбирая:
Щуку, сома, карасей для ухи,
Там приглянулись ему петухи,
Тут поросёнок, а дальше индейки…
Он за товар не даёт ни копейки —
Кто ж с воеводы уплату берёт!
Лучше купцам не дразнить воевод.
Князь поживиться любил на досуге.
Снедь понесли расторопные слуги
В княжеский погреб, а сам господин
Медленно ехал по торгу один.
Вдруг он услышал поодаль, в сторонке,
Голос призывный, красивый и звонкий.
Тут повернул он коня под собой,
Видит — стоит, окружён голытьбой,
Странник высокий, худой, загорелый,
С пристальным взглядом и с поступью смелой,
В рваной одежде, в обувке худой
И молодой, хоть от пыли седой.
Он, опираясь на посох дорожный,
Встал перед этой толпой осторожной,
Встал на пригорке, людьми окружён,
На три сторонки отвесил поклон.
Он этим людям, молчавшим сурово,
Бросил живое, горячее слово:
«Слушайте, братья! В родимом краю
Душу и сердце я вам отдаю!
Долго по землям чужим я скитался,
Досыта горечью я напитался.
Там, за горами-морями, везде
Кто-то в богатстве, а кто-то в нужде.
Братья мои! Я узнал, что повсюду
Тяжко приходится чёрному люду.
Горе шагает за каждый порог,
Где у хозяев пустой кошелёк.
Сколько бродил я, таскался по свету,
Счастья и правды на свете-то нету!
Только на нашей на русской земле
Было бы можно не жить в кабале.
Братья! Я вам обещаю свободу,
Нового Дмитрия — я воевода.
Время пришло, наступила пора —
Нечего ждать от бояр нам добра!»
Будто волна прокатилась живая,
Тысячи беглых к борьбе призывая:
«Нечего ждать!»
«Это правда твоя!»
«Эй, говори, ничего не тая!»
Будто корабль сквозь кипящие волны,
Князь пробирался, решимости полный,
Плетью хлеща голытьбу на скаку,
К этому страннику и смельчаку.
«Кто ты?» — воскликнул он, плеть поднимая.
И тишина наступила немая.
«Я? Я не князь! Не боярин! Не поп!
Ванька Болотников — беглый холоп!» —
«Ишь ты! — сказал Шаховской. — Ну и парень!
Ты, брат, сильней, чем московский боярин.
Ты, я гляжу, воевода лихой.
Видно, и царь у тебя неплохой!
Коль оправдаешь доверье народа,
Сможешь ты войско собрать для похода.
Чтоб отомстить государю-врагу.
Чем я могу, я тебе помогу!»
Словно бы в сказке, из-под земли
Тут же Ивану коня подвели,
Белого, статного, с шёлковой гривой.
И на Ивана надели красивый
Бархатный, золотом шитый кафтан.
Ноги обули в зелёный сафьян.
И на глазах у толпы онемелой
Стал воеводой босяк загорелый,
С острою саблей на левом боку,
В шапке, какой не носил на веку.
«Слава! — кричала толпа в опьяненье. —
Мы за тобою в любое сраженье!
Ты нам судьбою счастливою дан!
Слава тебе, воевода Иван!»
И обнимались, смеясь и рыдая,
Рваные шапки под небо кидая,
А Шаховской на кауром коне
Молча покусывал ус в стороне.
Только глаза его жадно блестели.
Шёл он к заране намеченной цели:
Шуйского свергнет народ, а тогда
Сладить с боярством не будет труда
pro100_mica
5 ноя, 2010 19:43 (UTC)
Re: И еще о Болотникове
Ого, сколько! Спасибо!

kobrochka1
6 ноя, 2010 06:29 (UTC)
И еще
КАК БОЛОТНИКОВ ИВАН НА ЦАРЯ ПОВЕЛ КРЕСТЬЯН

По былинкам, по соломинкам
Рыщет ветер на жнитве.
Стан крестьян — в селе Коломенском,
Стан царя стоит в Москве.
У Ивана молодецкая
Рать холопов и шпыней,
А у Шуйского стрелецкая
Рать в Москве ещё сильней…
Первый снег пушистый хлопьями
Закружился над страной.
Сам Болотников с холопьями
Окружает стан стеной.
Как пошли к Москве с подмогою
Все соседи-города,
Так заснеженной дорогою
К мужикам пришла беда.
Под знамёна силы сдвинула,
За царя сплотилась знать
И волною тёмной хлынула
На коломенскую рать.
Ой, затихни, непогодушка,
Ветер, тучи поразвей!
Ты зачем же, воеводушка,
Взял дворянских сыновей?
Взял дворян в войска крестьянские,
А пришёл расплаты час —
Копья барские, дворянские
Повернулись против нас.
Под знамёна царских сотников
Перешли войска дворян.
Охраняй теперь, Болотников,
От измены вольный стан!
И бедою неминучею
На холопа-мужика
Навалились тёмной тучею
Государевы войска.
Трое суток осаждённые
Насмерть бились день и ночь
И бежали, побеждённые,
Из Коломенского прочь!
Встала рать в Калуге-городе,
А бояре шли за ней,
И в Калугу рвались вороги
Ровно сто и двадцать дней.
Шуйский в злобе выл, как волчище,
И, когда растаял снег,
Под Калугу бросил полчище
Во сто тысяч человек.
Слёзы лей, берёза белая —
Не поднять тебе ветвей!
Сбили спесь холопы смелые
С государевых людей.
Но Калугу-город бросили,
В город Тулу перешли
И до самой поздней осени
Бой с боярами вели.
Уж с осенней-то осинушки
Ветер мечет красный лист,
А холопы царской силушке,
Царской силе не сдались.
Но плотиною дубовою
Реку запер враг тогда,
И, найдя дорогу новую,
В город хлынула вода.
В погребах волной холодною
Хлеб и порох залила
И холопам смерть голодную,
Плен и гибель принесла.
И давала сотня сотников
По войскам такой приказ:
«Живо вызнать, где Болотников,
И доставить в тот же час!»
Возвращались сто молодчиков,
И у всех один ответ:
«Не сдаёт народ заводчика!
Нет Болотникова. Нет!»

kobrochka1
6 ноя, 2010 06:31 (UTC)
Оеончание про Болотникова
БЫЛЬ ИВАНУ НЕ В УКОР: ВСПОМИНАЕМ ДО СИХ ПОР

Ой, богатырь ты, Болотников Ваня!
Шли за тобою холопы-крестьяне,
Шли на царя, засучив рукава,
Думали — будет народной Москва.
Шли безрассудно, отчаянно, смело,
Напропалую за правое дело.
Бились отважно, геройски, сплеча,
Шли по неверным путям сгоряча.
Гибнул в сражениях русский народ,
Тысячи пленных бросали под лёд.
Сколько терпели и горя и муки,
Но попадалось оружие в руки —
Снова бойцом становился холоп,
Чтобы боярину целиться в лоб.
Вот и теперь: проиграли войну,
Тула сдана. Воевода в плену.
Шуйский божился и клялся народу,
Крест целовал, что простит воеводу:
«Сдайте вы мне главаря своего,
Слово даю, что не трону его!
А не сдадите, найдём его сами,
Но уж поплатитесь вы головами».
Этой угрозы Иван не стерпел:
Будет не будет Болотников цел,
Сам он ответит за все неудачи
Буйной своей головою горячей.
И поскакал воевода Иван
Прямо к Василию Шуйскому в стан.
Конь его верный, послушно и смело
Шедший с хозяином в ратное дело,
Ржавший при звуках военной трубы,
Вдруг заартачился, встав на дыбы,
Фыркая, землю взрывая копытом.
Перед шатром, на поляне разбитым,
Шуйский со свитой сидел у шатра:
Ласковый взгляд и повадка хитра.
Медленно руки сложил на груди:
«Довоевался, соколик, поди!»
Глянул Болотников, будто не слышал,
Спешился быстро и к Шуйскому вышел,
Острую саблю из ножен долой,
Светлое лезвие вытер полой,
Поцеловал рукоятку, и сам
Саблю свою он сломал пополам.
После коню, неизменному другу,
Скинул уздечку, ослабил подпругу,
К гриве расчёсанной, белой как снег,
Крепко прижался, прощаясь навек…
Слово царёво — неверное слово,
Подлое слово у Шуйского злого.
Чтоб не встречался с людьми воевода,
Прочь отослали на долгие годы
В Каргополь — город в Онежском краю,
Чтобы забыл он свободу свою.
Мало для Шуйского было обмана:
Выжгли глаза воеводе Ивану.
Но и слепого и нищего в ссылке
Шуйский боялся. Могучий и пылкий
Дух воеводы бродил по земле,
Хоть и победу звонили в Кремле.
Слово царёво — неверное слово.
И воеводу, больного, слепого,
Знавшего правду борца-вожака,
В прорубь столкнула царёва рука.
Чёрная прорубь его поглотила,
Сгинул Болотников — добрая сила.
Путь свой бунтарский закончил он тут,
Тут ему, молодцу, славу поют!

pro100_mica
6 ноя, 2010 08:47 (UTC)
Re: Окончание про Болотникова
Похоже мне нужно было не упражняться в написании текста, а просто к иллюстрациям дать отрывки из Кончаловской :)))
wedun26
7 ноя, 2010 11:46 (UTC)
Выражаю свое восхищение, Елена.
Просто блеск!
pro100_mica
7 ноя, 2010 19:57 (UTC)
Спасибо, Александр!
(без темы) - wedun26 - 16 ноя, 2010 16:15 (UTC) - Развернуть
Cпасибо! - pro100_mica - 17 ноя, 2010 17:12 (UTC) - Развернуть
Re: Cпасибо! - wedun26 - 18 ноя, 2010 19:18 (UTC) - Развернуть
Re: Cпасибо! - pro100_mica - 19 ноя, 2010 12:44 (UTC) - Развернуть
Re: Cпасибо! - wedun26 - 22 ноя, 2010 15:21 (UTC) - Развернуть
Re: Cпасибо! - pro100_mica - 23 ноя, 2010 15:31 (UTC) - Развернуть
Юрий Шуйский
8 авг, 2016 13:17 (UTC)
Очень интересно, спасибо!

P.S. погладил мурлыку ;))
pro100_mica
8 авг, 2016 14:57 (UTC)
И вам спасибо за внимание)

Мурлыка, к сожалению, уже ушёл на радугу...
(без темы) - pro100_mica - 9 авг, 2016 08:37 (UTC) - Развернуть
( 50 мррр-мяу — погладить мурлыку )

Календарь

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com