?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

В разгар смоленского сражения, в Санкт-Петербурге был созван Чрезвычайный Комитет, который предложил императору Александру I кандидатуру главнокомандующего всеми действующими армиями Российской империи. В состав комитета император ввёл шесть человек: своего бывшего воспитателя, председателя Государственного совета генерал-фельдмаршала графа Николая Ивановича Салтыкова, петербургского главнокомандующего генерала от инфантерии Сергея Кузьмича Вязмитинова, председателя Департамента военных дел Государственного совета генерала от артиллерии Алексея Андреевича Аракчеева, министра полиции генерал-адьютанта Александра Дмитриевича Балашова и двух действительных тайных советников графа Петра Васильевича Лопухина и дипломата князя Виктора Павловича Кочубея.


М.И. Кутузов у портрета Суворова
Ксилография Лаврентия СЕРЯКОВА по миниатюре Ивана ТЕРЕБЕНЁВА

Необходимость единого командования назрела окончательно и была всем очевидна. Ура-патриотические настроения в обществе преобладали, отступление русской армии возмущало практически всех: бурлил от негодования свет, члены императорской семьи были недовольны, возмущалось дворянство и все слои общества, роптала армия, жаждавшая побед, а не отступлений... Генералы бомбардировали императора письмами и донесениями типа этого:

Дела с каждым днем становятся все хуже и хуже. Войска недовольны до такой степени, что ропщут уже солдаты; они не имеют никакого доверия к их главному начальнику. Нужен другой главнокомандующий, один над обеими армиями. Необходимо, чтобы ваше величество назначили его немедленно, иначе погибла Россия (генерал-адъютант граф Шувалов)

Хотя раздавались и здравые голоса, но они тонули в потоке всеобщего крайнего недовольства:

С первого шага отступления нашей армии близорукие требовали генерального сражения, но Барклай был непреклонен. Армия возроптала, в особенности после Смоленска. Главнокомандующий подвергнут был ежедневным насмешкам и ругательствам от подчиненных, а у двора – клевете. Как гранитная скала с презрением смотрит на ярость волн, разбивающихся о ее подошву, так и Барклай, презирая не заслуженный им ропот, был, как и скала, неколебим (Александр Никитич Сеславин, адъютант М.Б. Барклая де Толли, в дальнейшем командир партизанского отряда)

Чрезвычайный Комитет добросовестно в течение нескольких часов обсуждал возможные кандидатуры. Но все они были отринуты по различным причинам: Багратион слишком горяч, Беннигсен – не русский, Гудович – стар, Тормасов – молод (и опытом, и доверием), Пален – как и Барклай лифляндец и т.д. И только, когда было произнесено в конце списка имя светлейшего князя Кутузова (кстати, этим титулом император пожаловал его за 10 дней до назначения), все с облегчением выдохнули: что ж, Кутузов – хорошо! Он человек достойный! И увердили кандидатуру 67-летнего начальника Санкт-Петербургского и Московского ополчений генерала от инфантерии Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова на рассмотрение императору Александру Павловичу.


Портрет Михаила Илларионовича Кутузова
Иосиф ОЛЕШКЕВИЧ

Оповестил императора о решением Комитета управляющий военным министерством князь А.И. Горчаков:

Я осмелился, наконец, сказать его величеству, что вся Россия желает назначения генерала Кутузова, что в отечественную войну приличнее быть настоящему русскому главнокомандующему...

И 20 августа 1812 года, когда наполеоновские войска устремились к Москве, император Александр I утвердил назначение Комитета. Это назначение Михаила Илларионовича носило скорее политический, нежели военный характер, должно было успокоить возбуждённое общественное мнение, недовольное затянувшимся отступлением русских войск и распространявшимися слухами об измене в Главной квартире. А чтобы жизнь Кутузову мёдом не казалась, государь определил ему начальником штаба Леонтия Леонтьевича Беннигсена, одногодка и давнего оппонента светлейшего. Однако переиграть Беннигсену главнокомандующего в придворные шахматы было не дано, что в дальнейшем крайне отрицательно отразилось на его посмертной судьбе.


Назначение Кутузова вызвало всеобщий патриотический подъём и полный восторг в обществе и армии (в среде солдатской и офицерской). Недоумевали в основном те, кто хорошо знал Михаила Илларионовича, а именно генералитет. Кутузов был человеком очень сложным, льстивым перед начальством, грубым и надменным с нижестоящими чинами. Великий дипломат и царедворец, интриган, любимец Екатерины Великой, он едва ли не единственный из её генералов, который сохранил замечательные отношения с императором Павлом I. А вот с его сыном у него не сложилось.

Генерал Пётр Багратион, убежденный противник отступления и недруг Барклая де Толли не скрывал своего раздражения: Слава Богу, довольно приятно меня тешут за службу мою и единодушие: из попов да в дьяконы попался. Хорош и сей гусь, который назван и князем и вождем! Если особенного он повеления не имеет, чтобы наступать, я вас уверяю, что тоже приведет к вам, как и Барклай. Я, с одной стороны, обижен и огорчен. ...С другой стороны, я рад: с плеч долой ответственность; теперь пойдут у вождя нашего сплетни бабьи и интриги. Я думаю, что и к миру он весьма близкий человек, для того его и послали сюда

Я не видел в нем желаемых военных дарований, не только таковых, которые оправдать могли случайную его знаменитость, я не заметил и порядочных соображений обстоятельств, не только предложений, обнаруживающих большие виды, не видал не предприимчивости, ни твердости в исполнении, не укрылась от меня слабость души его, робость в обстоятельствах, решительности требовавших. Угасла храбрость. Молодость его о души валявшей и низкое малодушие место ее заступило (генерал-лейтенант Алексей Ермолов)

Не стеснялись в выражениях и другие: интриги Кутузова внушали отвращение генералу Д.С. Дохторову, генерал М.А. Милорадович попросту называл его низким царедворцем. А генерал-лейтенант Николай Раевский подытожил мнение едва ли не большинства генеральского корпуса, отметив: Переменив Барклая, который не великий полководец, мы и тут потеряли.


Барклай де Толли, оставшийся командующим Первой Западной армией, которым Александр I фактически пожертвовал в угоду общественному мнению, как прежде пожертвовал Сперанским, отреагировал по-другому. Он писал жене: Что касается назначения князя Кутузова, то оно было необходимо, так как император лично не командует всеми армиями; но счастливый ли это выбор, только Господу Богу известно. Что касается меня, то патриотизм исключает всякое чувство оскорбления

А государю благородный Михаил Богданович ответил так: Не намерен я теперь, когда наступают решительные минуты, распространяться о действиях армии, которая была мне вверена. Успех докажет: мог ли я сделать что-либо лучшее для спасения государства? Если бы я руководим слепым, безумным честолюбием, то, может быть, ваше императорское величество изволили бы получать донесения о сражениях и, невзирая на то, неприятель находился бы под стенами Москвы, не встречая достаточных сил, которые были бы в состоянии ему сопротивляться


По дороге на Вязьму 20 августа 1812 г.
Альбрехт АДАМ


По дороге на Вязьму (фрагмент)
Литография П. ЛАКРУА по рисунку Альбрехта АДАМА

В этот же день передовые части французской армии – корпуса маршалов Иоахима Мюрата и Луи Николя Даву начали своё движение вглубь России, по направлению к Дорогобужу, Вязьме и далее везде...

23 августа утверждённый главнокомандующим русскими войсками генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов покинул столицу Санкт-Петербург и отправился в действующую армию.


Проводы Кутузова в армию
Сергей ГЕРАСИМОВ

Весь Петербург прослышал о том, что сегодня отбывает на войну князь Михайло Илларионович Кутузов. С самого раннего утра у его дома на Воскресенской набережной стал собираться народ: чиновники, купцы, ремесленники, крестьяне, мужчины и женщины, просто любопытные. Когда на крыльцо в скромном мундирном сюртуке, в белой бескозырке с красным околышем вышел генерал Кутузов, все мужчины, стоявшие на набережной, обнажили головы перед прославленным, убеленным сединами русским военачальником. Собравшиеся желали полководцу счастливого пути и провожали его восклицаниями: Спаси нас! Побей супостата! Кутузов поклонился народу, простился со всеми, сел в походную карету и выехал из Санкт-Петербурга.

Дальнейший переезд главнокомандующего к армии имел вид непрерывного торжественного шествия; жители городов и селений стекались на дорогу, по которой он проезжал; многие, приветствуя Кутузова, становились на колени. Можно сказать, что доверие народа к светлейшему князю Кутузову было полным...

Пока Кутузов добирался в расположение русской армии, она продолжала с боями отходить на восток. Прикрывающие её отступление казачьи полки и кавалерия вступали в перестрелки и столкновения с передовыми французскими частями; разрушали и уничтожали мосты и переправы, которые тут же восстанавливал неприятель. Вторая Западная армия остановилась на бивуаках у города Дорогобужа, Первая Западная подошла к деревне Усвятье на правом берегу реки Ужи, а затем также достигла Дорогобужа и заняла позицю на западе города. 27 августа обе армии вновь соединились и продолжили отход к Вязьме.


Вице-король Эжен Богарне на берегу реки Вопь 25 августа 1812 года
Альбрехт АДАМ

Наполеон же, собрав в Смоленске подобие военного совета, вещь для себя неслыханную, произвёл на соратников-маршалов удручающее впечатление, ибо они уже привыкли к тому, что он абсолютно всё знает и понимает без их мнения. Значит, действительно в королевстве что-то было не так... Император в ночь с 24 на 25 августа выступил из города вдогонку за русской армией. Двигался он по опустошённой дороге, мимо разорений, пожарищ и дымящихся развалин, обезлюдевших селений.


Переправа через Днепр у Дорогобужа 26 августа 1812 года
Альбрехт АДАМ




Между Дорогобужем и Славково, 27 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

После того как мы простояли три дня на поле за Валутиной Горой, 23 августа мы выступили в поход и шли за русской армией по главной дороге, совершая марши, которые становились все более и более невыносимыми из-за жары и пыли. Мы постоянно сталкивались с другими нашими войсками, шедшими колоннами, одна возле другой, направляясь все к одной цели. В Дорогобуж, что на левом берегу Днепра, мы пришли во второй половине дня 26 августа. Этот город, как и Смоленск, как множество других городов, был охвачен пламенем, и большая его часть обратилась в пепел. Через несколько часов привала мы покинули его, чтобы разбить бивуак чуть дальше, а 27-го возобновили марш в направлении Вязьмы. По-прежнему всё возраставшая толпа отставших наших воинов, не выдержавших быстрых маршей или нагруженных провиантом, свидетельствовала об усталости Великой армии и отмечала ее путь. А исчезновение еврейского населения и восточная архитектура греческих церквей были верным признаком того, что мы идем по земле древней Московии.




Славково, 27 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

К вечеру мы прошли мимо красивого загородного дома, расположенного слева от дороги за лесом. Оттуда доносилась музыка, поразившая наш слух. Это была усадьба Славково, в которой Наполеон устроил свой штаб. Ее, как и окрестности, занимала императорская гвардия. При нашем отступлении усадьба была сожжена. Наполеон, чтобы обеспечить свою линию коммуникаций, которая по мере углубления по территории России все больше и больше растягивалась, послал маршалу Виктору, герцогу Беллунскому который находился на Немане, приказ идти на Смоленск, чтобы прикрыть центр позиции и занять своим правым крылом Могилев, а левым – Витебск.




В окрестностях Семлево, 28 августа 1812 г.
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

28 августа армия пересекла широкую долину под Вязьмой. Марш был быстрым. Пехота, артиллерия, кавалерия – все перемешались, все спешили, потому что надеялись дать возле Вязьмы бой. По обеим сторонам широкой дороги большими плотными колоннами двигались пехота и конница; по самой дороге – артиллерия, санитарные повозки и обозы, занимавшие всю ее ширину. Над всей этой массой витали густые облака пыли, и лишь редкая остановка или легкое дуновение ветерка позволяли нам узнавать тех, кто идет рядом с нами или впереди нас. Еще реже нам удавалось рассмотреть местность, по которой мы так быстро двигались. Так к вечеру мы подошли к Семлево. Деревянная церковь странной архитектуры возвышалась над пыльными облаками, покрасневшими в лучах заходящего солнца.


Эпизод из кампании 1812 года. Евгений Богарне на дороге под Вязьмой
Альбрехт АДАМ


Под Вязьмой 28 августа 1812 г.
Альбрехт АДАМ

Сделав однодневные остановки в Дорогобуже, Славкове, Рубках, император Наполеон Бонапарт 29 августа прибыл в город Вязьму, где имел встречу с дипломатом Жаком Александром Ло де Лористоном.

29 августа Первая и Вторая Западные армии подошли к местечку Царёво Займище, где к этому времени была выбрана позиция, которую командующие, генералы Михаил Барклай де Толли и Пётр Багратион согласованно сочли приемлемой для проведения генерального сражения. К вечеру этого же дня в армию прибыл главнокомандующий светлейший князь Михаил Илларионович Кутузов. Эта весть была встречена в войсках с необыкновенным воодушевлением и подъёмом.


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН

Вдруг электрически пробежало по армии известие о прибытии нового главнокомандующего князя Кутузова. Минута радости была неизъяснима; имя этого полководца произвело всеобщее воскресение духа в войсках, от солдата до генерала. Все, кто мог, летели навстречу почтенному вождю принять от него надежду на спасение Отечества. Офицеры весело поздравляли друг друга со счастливой переменой обстоятельств. (поручик 3-й легкой артиллерийской роты И. Радожицкий)


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН

На самом деле по свидетельству очевидцев в войсках царила обычная рабочая обстановка и никаких торжеств по поводу приезда главнокомандующего не наблюдалось:
17-го августа князь Кутузов прибыл в армию. Он позицию нашел выгодною и приказал ускорить работы укреплений (Барклай де Толли); Кутузов осматривал вместе с Барклаем позицию при Царево-Займище (прапорщик гвардейской артиллерии А.С. Норов); В тот вечер Кутузов объезжал на дрожках все линии расположения наших войск (ординарец графа Кутайсова, прапорщик Н. Дивов)

Но иконография события живёт своей жизнью и здесь мы видим всеобщее ликование, роту почётного караула из преображенцев, к которым главнокомандующий обращается с фразой, ставшей крылатой: Можно ли все отступать с такими молодцами?, объезд войск под восторженные крики Ура! Ура! Ура!


Приезд М.И. Кутузова в Царёво-Займище
Семён КОЖИН


Михаил Кутузов прибыл в Царёво Займище
Сергей ГЕРАСИМОВ

Скорее всего Михаил Илларионович ещё до прибытия в войска, принял решение об отступлении из Царёва Займища, так как отправил своего начальника штаба, с которым вместе ехал от Вышнего Волочка, генерала Леонтия Беннигсена, встречать войска в Гжатске: Вместе с князем Кутузовым я прибыл 16 августа в Гжатск, находящийся в 215 верстах от Смоленска и 157 верстах от Москвы, где мы и ожидали прибытия нашей армии, которая, отступая от Смоленска, подошла к Гжатску 18 августа. А Барклаю, как в дальнейшем императору, Ростопчину и прочим, просто напускал туману...

30 августа главнокомандующий Кутузов объявил армии, что он сделает смотр в 8 часов утра, но к назначенному времени не прибыл, а в 12 часов всем было приказано выступить в поход. Хитро... Рапорядившись построить армию к смотру, Михаил Илларионович подготовил её к отступлению. Но тем не менее войска восприняли это приказ без ропота, столь велико было доверие к Кутузову. Лишь для Барклая это оказалось полной неожиданностью, приказ перечеркнул все его начинания и лишил надежды спасти своё имя от упрёков потомков. Он очень тяжело переживал эти плевки и со стороны императора, и нового командующего, хотя, как уже говорила, в общем-то его статус практически не изменился...

У военных историков и современников-специалистов были довольно разные оценки позиции у Царёва Займища: от действительно лучшей на протяжении всего пути от Смоленска до Москвы, до той, что она такова же или хуже позиции у Бородина.

Около Царево-Займище усмотрена весьма выгодная позиция, и главнокомандующий определил дать здесь сражение. Начались работы инженеров, и армия заняла боевое расположение. Места открытые препятствовали неприятелю скрывать его движение. В руках наших возвышения, давая большое превосходство действию нашей артиллерии, затрудняли приближение неприятеля; отступление было удобно (генерал-лейтенант Алексей Ермолов)

Но случилось то, что случилось, русская армия продолжила отступление, арьергард которой прикрывался, заменившим ещё Барклаем де Толли казаков Платова, отрядом под командованием генерал-лейтенанта Петра Коновницына.

Записи из этого журнала по тегу «Отечественная война 1812 года»

Комментарии

( 29 мррр-мяу — погладить мурлыку )
Артем Кораблев
21 авг, 2017 09:16 (UTC)
Роль личности в истории
Неужели только происхождение сыграло роль в назначении престарелого Кутузова на роль главнокомандующего?
pro100_mica
21 авг, 2017 09:59 (UTC)
Re: Роль личности в истории
Вы имеете в виду императора Александра или Чрезвычайный Комитет?
Артем Кораблев
21 авг, 2017 10:05 (UTC)
Re: Роль личности в истории
Про Чрезвычайный Комитет вы объяснили, как я понял им лишь бы свой человек. Я про государя. Насколько я знаю, он мягко скажем недолюбливал светлейшего.
pro100_mica
21 авг, 2017 10:20 (UTC)
Re: Роль личности в истории
Александр Павлович был очень сложным и сомневающимся человеком. На него оказывалось давление со всех сторон: его бомбардировал письмам генералитет, члены Госсовета, просто приближённые, он видел настроение в армии, народе. Кроме этого, семья, мать и сестра Екатерина, были против отступления русской армии. В конце-концов он начал колебаться в правильности принятых Барклаем решений. К тому же он хотел остаться над схваткой, поэтому и переложил решение на ЧК. Да и необходимость назначения главнокомандующего перезрела.

Вот как он писал Екатерине Павловне после назначения Кутузова: Вот вам, дорогой друг, мой обстоятельный ответ, который я должен вам дать. Нечего удивляться, когда на человека, постигнутого несчастьем, нападают и терзают его. Что лучше, чем руководствоваться своими убеждениями? Именно они заставили меня назначить Барклая главнокомандующим 1-й армией за его заслуги в прошлых войнах против французов и шведов. Именно они говорят мне, что он превосходит Багратиона в знаниях. Грубые ошибки, сделанные сим последним в этой кампании и бывшие отчасти причиной наших неудач, только подкрепили меня в этом убеждении, при котором меньше, чем когда-либо, я мог считать его способным быть во главе обеих армий, соединившихся под Смоленском. Хотя я не вынес большого удовлетворения и от того немногого, что высказал в мое присутствие Барклай, но все же считаю его менее несведущим в стратегии, чем Багратион, который ничего в ней не смыслит...

В Петербурге я нашел всех за назначение главнокомандующим старика Кутузова – к этому взывали все. Так как я знаю Кутузова, то я противился его назначению, но когда Ростопчин в своем письме ко мне от 5 августа известил меня, что и в Москве все за Кутузова, не считая ни Барклая, ни Багратиона годными для главного начальства, и когда Барклай, как нарочно, делал глупость за глупостью под Смоленском, мне не оставалось ничего иного, как уступить единодушному желанию – и я назначил Кутузова. И в настоящую еще минуту я думаю, что при обстоятельствах, в которых мы находились, мне нельзя было не выбрать из трех генералов, одинаково мало подходящих в главнокомандующие, того, за кого были все


Edited at 2017-08-21 11:51 (UTC)
Артем Кораблев
21 авг, 2017 13:34 (UTC)
Re: Роль личности в истории
Благодарю за разъяснения!) Решение нужно было принимать, но неприятие кандидатур делало императора уязвимым.

Edited at 2017-08-21 13:36 (UTC)
virginian
21 авг, 2017 10:44 (UTC)
Интереснейшие подробности о светлейшем. Александра в какой-то степени жалко, находиться в окружении убийц отца и деда, оставшихся безнаказанными, получать унизительные письма от Наполеона и быть под давлением "общественного мнения".

Я еще в старой Истории Дипломатии под редакцией академика Тарле читал, что Кутузов был против преследования Наполеона за пределами России. Интересно будет если вы разовьете эту тему в ваших будущих публикациях.

pro100_mica
21 авг, 2017 12:18 (UTC)
Да, конечно, особенно если ещё учесть, что претендентами на должность были Пален и Беннигсен – непосредственные участники заговора против Павла Петровича...
Плюс ещё и родственники давили. Кроме дам, брат Константин Павлович, которого за хамство Барклай отправил из войск подальше, подзуживал.

На мой непрофессиональный взгляд Кутузову командовать ополчением было бы самое то, своего рода "райская группа", как в советской армии) Сидел бы себе в столицах, авторитета хватило бы на хорошую деятельность в этой области.

По поводу непреследования французов это вообще не секрет, фельдмаршал глухо сопротивлялся решению государя продолжить войну с Наполеоном, пока тот ещё ослаблен и окончательно не пришёл в себя, за пределами Российской империи. И всячески медлил с исполнением приказов: Хорошо нам сейчас идти за Эльбу, а как воротимся? С рылом в крови...
Артем Кораблев
21 авг, 2017 13:44 (UTC)
Всегда диву давался, как Александр I мог общаться с убийцами своего отца.
virginian
21 авг, 2017 13:53 (UTC)
Возможно боялся продолжить семейную традицию.

Мережковский, "Павел I".

"Голицын (тихо Нарышкину). Не на престол, будто, а на плаху ведут.
Нарышкин. Еще бы! Дедушкины убийцы позади, батюшкины убийцы впереди..."

Артем Кораблев
26 авг, 2017 15:07 (UTC)
Отлично замечено)
Александру Павловичу трудно позавидовать в этом плане.
pro100_mica
21 авг, 2017 12:31 (UTC)
Противно то, что светлейший действовал некрасивыми методами. Ему в общем-то везло, всегда подворачивался "козёл отпущения". Сначала игнорировал Барклая на должности командующего Первой армией, когда тот, не выдержав унижений, покинул армию, принялся за Беннигсена и сожрал его, при Березине всю вину за своё бездействие и безалаберность свалил на Чичагова.
reinhardlis
21 авг, 2017 16:49 (UTC)
Похоже, что Кутузову не просто везло в плане интриг, но ему вообще не было равных в этих "сражениях" :)
pro100_mica
21 авг, 2017 18:25 (UTC)
Этухитрую лисицу, как называл светлейшего император Александр, трудно было перехитрить)
aptmy3eoh
21 авг, 2017 13:49 (UTC)
Я верно понял, что в принципе император никак не ущемил самого Михаила Богдановича? Он остался в своей должности и дальнейшие притеснения и трения были уже со сторны светлейшего князя?

Edited at 2017-08-21 13:50 (UTC)
pro100_mica
21 авг, 2017 14:50 (UTC)
На определённое время да, но за день до Бородинского сражения император уволил Михаила Богдановича с поста военного министра.
aptmy3eoh
21 авг, 2017 14:54 (UTC)
И еще я не совсем уразумел, у Наполеона что вообще не было такого института, как военный совет?
pro100_mica
21 авг, 2017 15:28 (UTC)
Вообще-то военные советы в том виде, каком они существовали в то время, были анахронизмом.
Как говаривал Суворов про Наполеона: у него военный совет в голове)

Наполеон с 27-летнего возраста всегда был на всех войнах главнокомандующим и от своего штаба, маршалов и генералов не ждал и не получал никаких советов по вопросам, выходящим за рамки непосредственной тактики. Их дело было исполнять. Изучив досконально местность, часто исползав чуть ли не на животе будущее место сражений, он проводил со штабом рекогносцировку на местности, давал указания, а не просил советы. Они к этому так привыкли, что были сильно удивлены и озабочены, когда император вдруг начал с ними советоваться и в ответ в основном только мычали не по делу... Кстати, во время русской кампании это был не последний военный совет)))
smysloman
21 авг, 2017 14:08 (UTC)
Замечательное повествование. Хороши репродукции. Складывается интересная книга!
pro100_mica
21 авг, 2017 14:51 (UTC)
Спасибо, я старалась)
ter_psich_ora1
22 авг, 2017 09:08 (UTC)
Обидно в общем-то, что почти вся энергия Кутузова, на которого возлагало такие большие надежды всё русское общество, ушла в интриги.
pro100_mica
22 авг, 2017 16:38 (UTC)
Не вся, конечно, это уже преувеличение, кое-что он пытался делать, но без энтузиазма, в отличие от придворных шахмат...
kobrochka1
22 авг, 2017 10:48 (UTC)
Пришёл Кутузов бить французов
pro100_mica
27 авг, 2017 18:16 (UTC)
Штампы-штампы...
galik_123
26 авг, 2017 07:03 (UTC)
Удивляюсь, как тщательно всё фиксировали французы, столько интересных иллюстраций осталось.
Они, конечно, помогают представить картину.
Любопытны и характеристики Кутузова, сделанные современниками.
pro100_mica
27 авг, 2017 18:37 (UTC)
У меня давно уже есть мечта сделать пост о художниках Наполеона, но никак не приступлю)
Среди них были самые разные, не считая официальных. В том числе и участники наполеоновских походов, генералы, ставшие позже художниками.

В русском походе (в корпусе Евгения Богарне) участвовал профессиональный живописец Альбрехт Адам и он фиксировал продвижение своей части.
Христиан Вильгельм Фабер дю Фор художник-любитель, потомок гугенотов в 1812 году служил в резервном парке 25-й пехотной дивизии Великой армии и делал зарисовки, а позже написал и комментарии к ним. В 2012 году и у нас была издан его альбом. Мне сын подарил его на ДР)

Кутузова очень не любили многие соратники (и поделом!), ведь они воевали вместе ещё под началом Суворова, знали ему цену. Но у нас уж если кого-то начнут восхвалять, то это уже навсегда и в ущерб другим, зачастую более значимым людям...
chekotyara
28 авг, 2017 11:22 (UTC)
Кутузова очень не любили многие соратники (и поделом!), ведь они воевали вместе ещё под началом Суворова, знали ему цену.
Расскажите что за цена такая?)
pro100_mica
30 авг, 2017 10:57 (UTC)
Цена не очень высокая, если мягко сказать)))
legal_57
27 авг, 2017 09:02 (UTC)
По-моему не в первый раз Александр делал подлянку командующим, назначая им в помощники мягко сказать не очень ладящих с ними личностей?
pro100_mica
27 авг, 2017 18:18 (UTC)
Верно! У Барклая начальником штаба был друг и соратник Багратиона весьма одиозный Алексей Ермолов, который метался меж двух огней)
( 29 мррр-мяу — погладить мурлыку )

Календарь

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com